Зелёные стандарты в благоустройстве. Человек не должен работать там, где может поработать природа

Беседовал В.О. Киселёв

Что такое зелёное строительство, почему оно имеет исключительную важность для жизни в городе и по каким причинам далеко не всегда задуманное воплощается в жизнь, рассказывает директор НИиПИ экологии города и Института комплексного развития территории, доктор географических наук А. С. Курбатова.

Анна Сергеевна, ваш институт занимается проектированием благоустройства территорий. Какие цели позволяет достичь применение принципов «зелёного» строительства?

При подготовке генеральных планов и проектов планировок развития территорий речь идёт, прежде всего, о выработке проектных решений, учитывающих естественные ландшафтные особенности территории, которые существовали на ней до ведения строительных работ. Например, во времена строительства пятиэтажек проектировщики настолько рачительно подходили к сохранению почв и зелёных насаждений, что фактически минимизировали работы по вертикальной планировке ландшафтов. Это позволяло сохранять естественный почвенный покров и использовать генетические структуры, формировавшиеся в течение столетий. Такой подход гораздо эффективнее попыток создать почвенный слой за счёт завоза искусственного грунта, ведь для его формирования необходимо, по меньшей мере, столетие. То же самое с зелёными насаждениями: чтобы молоденький саженец стал полноценным деревом, нужно не меньше двадцати лет.

Сейчас о необходимости сохранения почвы и растительного покрова забыли. Из Подмосковья и ближайших областей завозится торф и торфо-песчаные смеси, параллельно развивается индустрия питомников растений. Мы подменили природные процессы, которые можно и нужно использовать, искусственными. А смысл «зелёного» строительства в том, чтобы человек не работал там, где может поработать природа.

Помимо сохранения природных структур, важным моментом «зелёного» подхода является сохранение и использование так называемого природного каркаса территории, который распространяется значительно дальше границ предполагаемой застройки и включает объекты гидросистемы и ландшафта. Природный каркас территории — это система ручьёв, речушек, прудов, болот, а также естественных склонов, по которым происходит перераспределение поверхностного стока и его поступление в речные системы. Компоненты природного каркаса взаимосвязаны. Деструкция любого из них ведёт к ухудшению качества экологической ситуации. Изменение рельефа отражается на изменении гидрологического режима, а значит, почвенного покрова и условий существования растительности.

В Москве много старых дубов. Это растение — визуальный индикатор благополучия экологической среды. Оно долго растёт, трудно приспосабливается, но если выживает в городских условиях, то быстро не сдаётся. У большинства московских дубов потрескавшиеся стволы и мёртвые верхушки кроны. Суховершинность — первый признак того, что на территории изменился гидрологический режим: корневая система деревьев либо перестала получать необходимое количество влаги, либо переувлажняется. Изменения привычной для дубов гидрологической среды приводят к тому, что они начинают болеть и через какое-то время умирают. Но, если застройка сформировалась, а дубы не страдают суховершинностью, это свидетельствует о максимальном сохранении экологической среды, существовавшей на территории до начала строительных работ.

Как сохранить в городе элементы природной среды?

Прежде всего, надо составлять оценочные схемы экологического каркаса территории, выявлять коренные ландшафты, пусть даже изменённые и окультуренные. Они являются потоковыми системами, по которым на конкретные территории подают потоки вещества, энергии и информации. Коренные ландшафты играют ту же роль, что и артерии в человеческом организме: если они здоровы, организм функционирует нормально, но как только происходит нарушение кровообращения, развивается атрофия органов. Так и в природе: сохраняя потоковые системы, человек даёт территории возможность получать и отдавать энергию, информацию и вещества, которые обеспечивают благоприятные условия для существования экосистем, повышающих качество его жизни.

Что вызывает нарушения потоковых систем?

Готовя участок к застройке, мы, прежде всего, проводим вертикальную планировку его рельефа. А зарубежные архитекторы начинают разговор о разработке урбанистического освоения территорий с необходимости сохранения речных систем. Этот принцип отражён и в обсуждаемых сейчас проектах развития присоединённых к Москве территорий. На самом деле необходимость сохранения «голубого каркаса» — отнюдь не западное «ноу-хау». Это традиционная система подхода к формированию застройки на территории. Просто в рамках сложившихся стереотипов проще планировать отвод поверхностных стоков по формирующейся улично-дорожной сети в водосточные решетки  и направлять его на очистку. Но сейчас мы возвращаемся к необходимости использования принципов, которые применялись в 60‑е годы при проектировании кварталов пятиэтажной застройки.

Кстати, сейчас их проектировщиков упрекают в том, что они не предусмотрели строительство системы ливневой канализации. На самом деле она была не нужна, потому что вода уходила естественным путём: либо впитывалась, либо поступала в речные системы. Поверхностный сток в районах, застроенных пятиэтажными зданиями, где сохранялось большое количество зелени, был практически естественным дождевым стоком, и необходимости его очистки не возникало. Но, когда эти районы проектировались, никто не предполагал, что через 40 лет дожди будут омывать огромное количество машин, стоящих на придомовых территориях, и дождевой сток станет причиной загрязнения поверхностных вод, а растительность перестанет справляться с возрастающим загрязнением атмосферного воздуха и почвенного покрова.

Я считаю, что мы должны вернуться к использованию принципов сохранения природного каркаса. Именно ими руководствовались специалисты Института экологии города при проектировании района Куркино. Мы предложили использовать систему очистки поверхностного стока с помощью биофильтров. Сток свободно распределяется по рельефу, стекает в понижения и улавливается специальными прудами-отстойниками, заселёнными макрофитами — растениями, задерживающими и перерабатывающими загрязнения, принесённые поверхностным стоком с городских территорий. Тестирование естественной системы очистки доказало её высокую эффективность. А сохранение естественного рельефа позволило сохранить и природные растительные сообщества.

Когда мы уводим поверхностный сток с территории, в том числе с газонов, на проезды, то есть на твёрдое покрытие, мы лишаем воды растительные сообщества. Не секрет, что главная проблема уличного озеленения — не столько загрязнение атмосферного воздуха, сколько дефицит влаги. Перегретый асфальт, увеличивается скорость испарения, почва постоянно находится в пересушенном состоянии, а городские растения фактически живут в условиях полупустыни.

Таким образом, отказ от вертикальной перепланировки позволяет сохранить природный ландшафт и удержать влагу на городских озеленённых территориях. Это один из принципов зелёного строительства, обеспечивающий сохранность экосистем.

Анна Сергеевна, а какие организации отвечают за планировку поверхностях стоков с городских территорий?

К сожалению, за это никто ответственности не несёт. Проектировщики принимают удобные для себя решения, сток меняет направление, а город тратит миллионы на воссоздание экосистем.

Сегодня никто не анализирует причины гибели деревьев. В своё время в Москве проводился мониторинг зелёных насаждений. Специалисты изучали причины распространения заболеваний растений и давали коммунальным службам рекомендации по уходу за ними. Однако сейчас эта тема закрыта. Я считаю, что её нужно не просто возобновить, а изменить системы разработки рекомендаций и их реализации.

Что для этого нужно сделать?

Необходимо перестроить систему контроля качества работы организаций, создающих и обслуживающих озеленённые территории. Например, в Сингапуре деревья оцениваются всего по трём критериям: они должны быть молодыми, зелёными и здоровыми. Если состояние посадок не соответствует хотя бы одному из них, обслуживающая компания получает штрафные баллы, которые являются основанием для штрафов или пересмотра контрактных обязательств.

Нам тоже пора сформировать чёткую систему критериев оценки работы озеленителей. Ведь у нас даже газоны стригутся неправильно. Чтобы коротко и ровно постричь траву триммерами, надо приложить достаточно много усилий. Но площадь газонов большая, поэтому рабочие машут триммерами как попало, и высота скошенной травы в лучшем случае составляет около десяти сантиметров. А ведь уход за городскими газонами — целая наука, устанавливающая нормативы частоты и высоты стрижки для газонов, сформированных разными видами трав. Частая стрижка необходима газонам из трав с корневым, то есть вегетативным размножением. А в травяном покрове городских дворов в основном преобладают виды, размножающиеся семенами. Поэтому частое скашивание не даёт растениям возможности естественного пересева и травяной покров разрежается. Это надо понимать, применять специальные агротехнологии, рыхлить почву, досевать семена, выделять на эти цели соответствующее финансирование. Это ещё одна проблема эксплуатации.

Если подвести промежуточный итог, то можно сказать, что к «зелёному» строительству в области благоустройства относятся сохранение рельефа местности, почвенного и растительного покрова, а также водоотведение.

Вы забыли о подборе породного состава растений. Мы очень часто используем для озеленения породы, которые отлично растут в питомниках, но как только растения попадают в городскую среду, то оказываются в стрессовых условиях, и лишь немногие способны к ним адаптироваться.

Кто бывал в Чехии, знает, как выглядят чешские липы. Липа для чехов — национальный символ. Поэтому для каждого посаженного в городе дерева создаются оптимальные условия. Растение получает влаги, удобрений и жизненного пространства ровно столько, сколько нужно для формирования красивой кроны. Часто кроны чешских лип стригут в форме шара или пирамиды. А у наших лип, как только они попадают в городскую среду, происходит изреживание кроны, и стричь их становится бесполезно. Большое значение имеет расстояние между посадками. Если деревья густо посажены, они начинают тянуться вверх, конкурируя за солнечный свет, а если далеко отстоят друг от друга, то подвергаются излишней ветровой и снеговой нагрузкам.

Таким образом, корректный подбор видового состава для конкретных условий среды — очень важный фактор её качества, которому у нас не уделяют должного внимания. Поэтому качество озеленения не выдерживает критики ни в эстетическом, ни в экономическом плане.

Можно ли рассчитать, какие породы деревьев и кустарников нужно сажать на конкретных территориях, как будут выглядеть саженцы через 15–20 лет и сколько будет стоить их содержание?

Чтобы сделать такой прогноз и дать рекомендации по уходу за растениями, нужно, во‑первых, изучить условия среды, в которую они будут помещены. Необходимо собрать и проанализировать данные о гидрологических условиях участка, уровне загрязнения атмосферного воздуха, режимах сезонных температурных колебаний, уборок снега, использования антигололёдных реагентов, вытаптывания. Для дворовых территорий подбор растений, а также рекомендации по уходу за ними будут отличаться от тех, что разрабатываются для уличных или парковых территорий. Сажая растения на дачных участках, мы стараемся делать это так, чтобы особенности мест посадки удовлетворяли особенностям растений: теневыносливые растения сажаем в тени, мавританские газоны — на солнечных лужайках, влаголюбивые лилейники — около воды. Но когда речь заходит о выборе растений для городских территорий, выясняется, что никто не имеет представления об условиях, в которые они попадут.

Во‑вторых, огромное значение имеет качество эксплуатации озеленённых территорий. Причём важно не только то, как и чем стричь, как часто косить газоны, убирать или нет листовой опад, но и то, как часто поливать растения, какие удобрения вносить. Рассчитывать, что они смогут жить только за счёт запаса питательных веществ, заложенных при посадке, нельзя. Деревья, растущие в примагистральных пространствах, похожи на цветочные растения в горшках: если их вовремя не поливать и не удобрять — они погибнут. Поэтому очень важно, чтобы эксплуатацией озеленённых территорий занимались компетентные специалисты. Но сегодня ею занимаются неквалифицированные рабочие.

В течение периода вегетации необходимо проводить профилактические работы не только с конкретными деревьями, но и со всем растительным сообществом. Если деревья или газоны страдают от пересыхания грунта, необходимо окружить их кустарниками, способными расти на тяжёлых субстратах и давать густую тень, предотвращающую активное испарение влаги.

Наши специалисты дают такие рекомендации, но далеко не все обслуживающие организации их выполняют. В итоге «теория», записанная в паспортах озеленённых территорий, и «практика» не пересекаются, потому что для грамотной эксплуатации озеленённых территорий необходимо иметь не только биологическое, но и экономическое образование, чтобы уметь правильно распределять бюджеты, выделяемые на посадку, полив, удобрение, обрезку растений. А эксплуатирующие организации зачастую руководствуются только разнарядками, и если, например, закупают удобрения, то только одного вида и рассыпают его где надо и не надо.

Анна Сергеевна, расскажите о примерах удачной реализации проектов вашего института.

Очень удачным был проект озеленения территории, разделяющей коммунальную зону и жилую застройку в Северо-Восточном округе Москвы. Функция этой территории заключалась не столько в предоставлении места для отдыха жителей, сколько в выполнении роли буфера, гасящего негативное воздействие коммунальной зоны.

Первое, что мы сделали, — так спроектировали вертикальную планировку рельефа, что оставили в пересыхающих озёрцах весь поверхностный сток, сведя к минимуму пересыхание территории в летнее время. Кроме того, мы позаботились о том, чтобы почва сама могла справляться с повышенным уровнем загрязнения. Предусмотрев возможность укладки твёрдого покрытия только для 10 % дорожек, мы создали условия для размножения в почве микрофлоры и микрофауны, активизирующих процесс естественного разложения органических веществ.

Наши специалисты предложили посадить большое количество кустарников, препятствующих вытаптыванию почвенного покрова, ведущего к ухудшению условий корнеобитаемого слоя. Спустя несколько лет, прошедших со времени реализации проекта, могу сказать, что, несмотря на некоторые дефекты среды, появившиеся вследствие неправильной эксплуатации территории, её экологическое состояние улучшилось.

Мы неплохо справились с задачей отведения поверхностного стока при его канализовании в долине реки Лихоборки. Дело в том, что во время таяния снега или после ливней в речку поступало слишком большое количество грязной воды, которая  и без того была очень грязной. Чтобы получить разрешение на строительство очистных сооружений со сбросом воды после очистки в открытый водоём, нам пришлось разработать проект экологической реабилитации всей речной долины. Фактически, мы изменили естественный режим функционирования реки за счёт строительства очистных сооружений. Но, учитывая, что её гидросистема находилась в изменённых антропогенных условиях, мы сформировали возможность для периодической расчистки и её русла, и прилегающих территорий. Для этого нам пришлось перепланировать русло и изменить расположение плотины. Но мы так рассчитали проектные предложения, что они смогли превратить очевидные минусы территории в бесспорные плюсы.

До сих пор мы говорили о необходимости сохранения существующих экосистем. А что делать, когда сохранять уже нечего?

Зачастую бывает так, что искусственно созданные природные системы не могут функционировать в условиях города. Тогда приходится заниматься их экореабилитацией.

Мы разработали проект экореабилитации пруда на улице Вешних Вод. Он был создан в 60‑е годы для приёма дренажных вод, отводимых от подвалов стоящих рядом зданий. Но постепенно количество воды уменьшилось, пруд обмелел, зарос илом и замусорился. Его можно было либо засыпать, либо провести мероприятия по экореабилитации. Департамент природопользования выбрал второй путь. Наши специалисты предложили проектные решения, позволяющие этому водоёму привлекательно выглядеть даже в условиях активного колебания уровня воды, ведь в городе эстетические качества природных объектов так же важны, как эстетические качества застройки.

Вдоль берега пруда появилась декоративная полоса из природных камней, по которой можно подойти к урезу воды. Проёмы среди камней заполнили влаголюбивые плакучие ивы. Мы так спланировали вертикальный рельеф окружающей территории, что поверхностная влага стала уходить не на проезжую часть, а в пруд, обеспечивая дополнительный приток воды. Задачу её биологической очистки выполняет созданная в прибрежной зоне «щётка» из макрофитов — плавающих ирисов и других растений, а избыточную органику потребляют поселенные на пруду водоплавающие птицы. Пример экореабилитации пруда на улице Вешних Вод показывает, как искусственный природный объект можно преобразовать в приближённый к природному.

Несколько лет назад достаточно активно звучала тема экологического аудита территорий. Но, видимо, после кризиса она перестала интересовать застройщиков?

Сейчас заказчиков экологического аудита интересует оценка территории для разработки маркетинговой стратегии их развития. Владельцы подмосковных участков сталкиваются с проблемой их неэффективного коммерческого использования, потому что рынки строительства коттеджных посёлков и продажи коттеджей перестают приносить высокие прибыли.

Нужно искать комплексные подходы к проблемам перспективного развития территорий. В этом плане оценка их экологического состояния играет важную роль. Кстати, сейчас почти не обсуждается тема неблагополучия экологической обстановки на некоторых из присоединённых к Москве территорий. Там находятся действующие и погребённые свалки, полигоны и скотомогильники. Тот, кто начнёт заниматься освоением новых территорий, очень быстро столкнётся с такими проблемами. Поэтому, я думаю, что расширение Москвы приведёт к актуализации темы экологического аудита территорий.

 

«Запущенная» территория прибрежной зоны реки Яузы превращена путём благоустройства в комфортную зону отдыха с сохранением природного ландшафта

 

Благоустройство территории парка «Берёзовая Роща» в ЭЖР Куркино — сочетание архитектурных форм и экосистемы

 

Бережное отношение к рельефу и подбор конструкций пешеходных связей — основной приём сохранения естественных условий функционирования ландшафтной территории

 

Мини-пруд— накопитель поверхностных вод, обеспечивающий возврат влаги в корнеобитаемый слой

 

Декоративный искусственный водоём, собирающий в том числе поверхностный сток. «Детский парк камней» в ЭЖР «Куркино»

 

Природоподобная система отвода поверхностных стоков в ЭЖР Куркино 

 

 

Дорожка, проложенная по бровке склона, позволяет предотвратить развитие процессов эрозии почвы

 

Реализованный НИиПИ экологии города проект благоустройства пруда — отстойника дренажных вод по улице Вешних Вод (СВАО, Москва)

 

 Скачать статью в pdf-формате