Жизнь замечательных вещей. Как повысить туристическую привлекательность территории?

А.С. Курбатова,
д. г. н., директор Института комплексного развития территорий,
главный редактор журнала «Территория и Планирование»

В мире давно существует такой жанр индустрии развлечений, как музей. Казалось бы, что нового можно предложить в этой сфере? В умах большинства сограждан понятие «музей», особенно краеведческий, ассоциируется с «застывшей летописью событий», известных по школьному курсу истории. Однако интересно, нестандартно и грамотно организованные экспозиции могут стать «генераторами» туристического и инвестиционного спроса территорий. Такие проекты нередко являются частными инициативами местных энтузиастов и уже начинают занимать особую нишу в типологии музеев, которую условно можно назвать «жизнь замечательных вещей». Но так же как драгоценный камень нуждается в прекрасном обрамлении, так и частным экспозициям необходимы внимание властей и развитие соответствующей инфраструктуры.

Новизна этого жанра для России связана с тем, что его стало возможно развивать лишь после возврата к индивидуальному предпринимательству, то есть в последние 15 лет. Как правило, основой частных музеев становятся личные коллекции. Вначале такие музеи стали возникать в «раскрученных» туристических городах, теперь сформировалась устойчивая тенденция к расширению их географии.

Сегодня нет точной статистики о количестве частных музеев в России, но по экспертным оценкам их около 250. Примерно 170 из них находятся в Москве, в том числе Музей русской иконы — самое крупное частное собрание в мире, Русский национальный музей, где представлены изделия фирмы Карла Фаберже, Ломаковский музей старинных автомобилей и мотоциклов. Из региональных городов выделяется Переславль-Залесский. В нём есть около десятка частных музеев, среди которых Музей утюга, Музей чайника, Переславский железнодорожный музей (Музей паровозов), музеи денег и масок.

Самая большая проблема частных музеев заключается в том, что местные власти недооценивают их роль в привлечении туристических потоков. Многие коллекционеры, желающие превратить свои коллекции в экспозиции, сталкиваются с проблемой отсутствия помещения. Но настоящая жизнь музея начинается только после того, как у него появляется собственное здание. Так, история Музея утюга началась в 1999 году, когда его создатель Андрей Воробьёв приобрёл в Переславле-Залесском двухэтажный дом XIX века. Здание для второго музея — Музея чайника — он купил в 2003 году.

В Москве «квартирный» вопрос стоит ещё острее. По признанию владельца коллекции военной и гражданской униформы Сергея Королёва, такая статусная для державы тема не имеет господдержки даже в виде зала, предоставленного в одном из военных или исторических государственных музеев Москвы.

Тем не менее, наибольший доход частным музеям удаётся получать от продажи сувенирной продукции, связанной с их экспозициями. В этом отношении достигли успеха два коломенских музея пастилы. Их владелицы торгуют эксклюзивной пастилой и в самих музеях, и в московских магазинах «Вода ОнЛайн» и «Здоровая жизнь».

Но, к сожалению, далеко не все музеи могут обойтись без дотаций. Так, например, ­крайне сложно выживать Переславскому музею паровозов. Его директор Сергей Дорожков высказался на этот счёт так: «Никаких финансовых плодов наш музей не приносит и фактически себя не окупает, поскольку для реставрации и покупки объектов, которые мы экспонируем, требуются колоссальные средства. Каждый год учредители и частные лица вкладывают в музей несколько миллионов руб­лей. А гранты для нас — это капля в море».

Системную работу с государственными и частными российскими музеями ведёт только Фонд Владимира Потанина, при этом гранты выделяются на конкурсной основе и под конкретные проекты. «Идея нашей программы в том, что музей должен быть не кладбищем, а местом, где людям интересно. Нужно, чтобы он был максимально открыт для публики, обязательно понимал свои целевые группы, представлял, что и для кого он делает», — считает заместитель директора фонда Наталья Самойленко.

«Пусть музеи во всём мире не могут быть самоокупаемыми, однако они везде научились зарабатывать. Европейский опыт показывает, что музейные магазин и кафе могут приносить в среднем от 15 до 42% в общей структуре доходов музея», — рассуждает директор по проектам Ассоциации менеджеров культуры Инна Прилежаева. По её словам, в России маркетологи ещё не приходят из бизнеса в культуру, но эта тема уже активно обсуждается на конференциях. При этом эксперт отметила, что как раз частные музеи первыми начинают использовать рыночную логику и держат руку на пульсе потребительского спроса, тогда как на государственном уровне перестроить систему деятельности музеев гораздо сложнее.

К сожалению, для региональных властей тема частных музеев пока является неизученной. Однако тем, кто всерьёз занимается туристско-рекреационной деятельностью, обратиться к ней всё-таки необходимо, потому что именно частные музеи способны взять на себя роль локомотивов развития территорий.