Институт комплексного развития территорий  Институт экологии города
главная
главная
  карта сайта
карта сайта
  контакты
контакты
       
 

 

«Народа вот-вот не останется — одно население»

Валентин Яковлевич Курбатов,
литературный критик

В.Я. Курбатов родился 29 сентября 1939 года в Ульяновской области. Служил на флоте. Окончил Институт кинематографии. Работал в молодёжной газете.
Литературный критик. Член правления Союза писателей России. Член Академии современной русской словесности. Член Международного объединения кинематографистов славянских и православных народов. Автор 12 книг.
Лауреат Всероссийских литературных премий им. Л.Н. Толстого, М. Горького и А.С. Пушкина.
Член Общественной палаты Российской Федерации.
Живёт в Пскове.

 

Сегодня много усилий и средств тратится на поиск путей развития и страны, и регионов, и муниципальных образований, на которые раздроблена страна. Однако подавляющее большинство рецептов эффективного развития лежит в плоскости экономических реформ. А самый больной вопрос - «Кто и для кого будет добиваться «позитивных сдвигов в экономике?» - остаётся до сих пор нерешённым. Хотелось бы узнать вашу точку зрения на то, в каком состоянии сегодня находится народ России? Чувствует ли он, что способен жить по-другому?

Хорошо, если бы эти вопросы задавали сами авторы реформ: экономить - что? экономить - для чего? и главное - для кого? Ведь понятие-то «народ России» осталось, а самого народа в его устойчивом понимании давно нет. Ведь менеджеры, дистрибьюторы, дилеры, имиджмейкеры, спичрайтеры, девелоперы, пожалуй, и обидятся, когда их народом назовут, а они сегодня основной «класс», определяющий направление «позитивных сдвигов». Не крестьяне же и не «рабочий класс» (когда вы последний раз слышали это слово?). Слышит ли кто из авторов реформ народное сердце? Помнит ли, что это народное сердце сложилось не на городских улицах и что оно ещё слышит в себе земное дыхание. Можно ли представить, что члены Государственной Думы или чиновники Министерства финансов РФ проводят выездное заседание в брошенном псковском (рязанском, тверском, новгородском - далее везде) колхозе среди уходящих в землю руин коровников, ферм, домов культуры (которые уже не отличишь друг от друга). Среди доживающих по этим колхозам людей. Да в присутствии телевидения. Ведь они, пожалуй, и половины своих предложений не посмели бы договорить. И, глядишь, поняли бы что-то очень значительное, и вернулись в свои кабинеты другими. А, может, раньше подумали, надо ли было дробить страну на эти регионы, муниципальные образования, городские поселения, чтобы теперь маяться с тем, как распределить средства среди этих дробей. Грустно это сознавать, но народа вот-вот не останется - одно население. И это будет настоящим результатом «позитивных экономических сдвигов». Но, может быть, тогда и в самих реформаторах проснётся живая генетика дедов-прадедов. Дай Бог!

Какой должна быть духовная стратегия России в XXI веке? Нужна ли и возможна ли ещё какая-то стратегия кроме Евангелия?

Есть на флоте редкая судовая команда «Поворот все вдруг». Какое, кажется, странное для команды слово - «вдруг». Но в нём-то и тайна победы. К растерянности неприятеля - все и вдруг! Мы пока прячемся от вызовов времени, всё надеясь на родное «авось». Жили, дескать, и ещё поживём. А вот видно, что не поживём. История и культура затоптались на месте. Мир необратимо переменился, простившись с вековой системой координат, чтобы «по своей воле пожить», а мы всё норовим уловить его старой гуманистической сетью и дивимся, что он не ловится. И душе нашей неуютно, и мы устаём от щегольства нашего тетра, насильно переодевающего классику в броские одежды нынешней улицы, от слишком яркой литературы, которая не знает ограничений, от старающегося перекричать и перешутить себя телевизора и вот-вот поймём правду старого критика Н.К. Михайловского, что «дьявол эстетики убивает ангела этики». Душа давно ищет зеркало, в котором она могла быть увидеть подлинное лицо времени. А ей предлагают пост-модерн, пост-историю, даже пост-религию, то есть что-то после готовых форм, паразитирование на ушедшем и устойчивом. А сами-то мы можем ли что-нибудь не на чужих полях? И вот тут-то и вспоминаешь команду «Поворот все вдруг!» Старое ушло и «постом» его не возьмёшь. Мир исподволь накопил новое небо и ждёт, что мы увидим его, как Андрей Болконский на Аустерлицком поле, и, наконец, генетически православным сердцем догадаемся, что горизонталь мира пройдена и нам предстоит путь вверх. Слава Богу, для этого не надо менять языка, а только очистить его до евангельской первоначальности и услышать его таким, каким он был принесён нашему всегда своевольному сердцу. Двадцать веков сухого материализма должны были научить, что настоящие ответы лежат именно на духовных путях. Всю жизнь в супермаркете не проживёшь.

Как «вплести» в конкретные планы и стратегии развития территорий их культурную составляющую? Могут ли и должны ли в этой области (учёта исторического наследия) быть установлены какие-то нормы регулирования хозяйственной деятельности сродни экологическим, строительным и т. д.?

Не могут, а должны. Если мы ещё не забыли слово «культура» в самом старинном значении - как «почва». Ведь мы же по-разному хозяйствуем на глинистых, песчаных, чернозёмных почвах. Вот и с «культурной составляющей» так. Тут только та и разница, что в культуре все «почвы» в определённом смысле «чернозёмны», все чудно плодородны и хороши именно самой разностью «плодов». И деревянное кижское наследие предполагает вокруг иную хозяйственную деятельность, чем наследие ростовское или суздальское, а псковское ждёт иных решений, чем даже соседское, новгородское, - так они различны лицом и историей. Мы ещё мало слышим богатство родной истории. И его «стоимость» в мировом хозяйстве. Тут, как ни странно, чем больше продаёшь, тем больше остаётся. Чем бережнее мы к своему историческому наследию, тем больший оно принесёт доход. А мы тем больше станем им гордиться, тем вернее будем прививаться к нему и продолжать его. В каждой области есть свои кадастры, описывающие свои достоинства. Однажды эти кадастры сойдутся в Министерстве культуры РФ, и на их основе будет создана карта культурного наследия России, и мы ахнем, как огромны, как неисчерпаемы эти наши «полезные ископаемые». И при каждом очередном государственном преобразовательном акте, и при новой экономической разработке эта карта будет лежать перед законодателями и диктовать им направление мысли и способ преобразования. И Господний сад нашей культуры расцветёт, а экономика увидит, как многообразен арсенал её возможностей.

Каковы и как «работают» культурные связи, объединяющие страну в пространстве и во времени? Какие из них наиболее значимы в настоящее время для России?

Плохо пока работают культурные связи. С миром-то, может, ещё и работают - наши музыканты, наш балет, оперные певцы украшают все сцены мира и, слава Богу, иногда и к нам наведываются, не дают нам «отстать». И столицы, может, эти культурные связи чувствуют - выставки, гастроли, совместные проекты держат культурное поле достаточно цельным. А в провинции уже погрустнее. Мы всё хуже слышим Сибирь и Дальний Восток, южные республики и северные окраины. Словно расходимся всё дальше и дальше. Как в жизни становимся всё большими индивидуалистами, теряя старое, всегда отличавшее нас общественное, общинное сердце, так и в культуре. Бывало, хоть нет-нет, а наведаются по областям, скажем, великие хоры - Северный, Уральский, Кубанский, и мы вздрогнем от счастливого чувства простора своей Родины, её воли и силы. А уж теперь не дождёшься. И театры уже реже делятся гастролями, предпочитая антрепризы. А ведь и они хороши только большими спектаклями, только общей стратегией, которая видна во всем репертуаре, а не в разовых работах. И год от года слабеют общее дыхание и чувство единого общекультурного российского делания. Слава Богу, есть театральные фестивали в Иркутске (Вампиловский), в Пскове (Пушкинский), есть кинофестивали («Кинотавр», «Золотой витязь», «Послание к человеку»), но и они внутренне разделены и никак не чувствуют (а с ними и мы не чувствуем), единства в духовном устремлении, предпочитая тайное или явное соперничество.

Какова роль исторических городов России в формировании её пространственной структуры в наше время?

Исторические города - сердце и духовные лёгкие Родины. В будущем году мы будем отмечать 1150-летие Русской государственности и соберёмся вокруг Изборска, Старой Ладоги, Мурома. Дай Бог, чтобы родное Правительство догадалось, что это его шанс не попраздновать лишний раз, а собрать теряющее границы русское духовное пространство, окликнуть в нас ещё живое чувство Родины. Ведь русская государственность рождалась 1150 лет назад не для того, чтобы оставаться в границах Мурома и Ладоги, а чтобы встать от моря до моря, «раскинуться на полсвета». Когда же и собирать Родину, как не в такие юбилеи, которые Бог посылает нам для исторического опамятования.

Какова и в чём должна состоять роль властей различного уровня в вопросах сохранения и использования культуры (материальной и нематериальной) в жизни народа? Какой потенциал для развития страны содержит в себе её культура?

Ну, про потенциал я уже сказал - мы ещё по-настоящему не начали «показывать себя миру», и этот «рынок» ещё весь в перспективе. А уж роль властей определяется только уровнем духовной воспитанности этих властей - дети ли они своей культуры и слышат ли её духовные и экономические возможности.

Как можно сегодня сохранить деревенский уклад жизни в стране? Нужно ли это делать и кто должен этим заниматься?

Боюсь, что с этим все кончено. С деревней мы простились великой «деревенской литературой», ее «последними поклонами» и «последними сроками». Эта литература потому и появилась и потому так жадно и была читаема равно деревенскими людьми и высокими интеллигентами, что мы все видели, как на наших глазах закатывается огромная культура, духовная Атлантида, сложившая великий народ. Теперь с вторжением уравнивающего телевидения, а там и интернета, который вводит и деревенская школа (а уж и эти школы закрываются одна за другой), человек унифицируется и способом мысли мало разнится в деревне и городе из-за одного информационного пространства. Фермерство - это не деревенский уклад, это «промышленный» способ мышления на земле. Отчего мы сегодня уже и не видим современной деревенской литературы, деревенской драматургии и деревенского кинематографа. И насильно тут ничего не сделаешь. Мир входит в необратимое глобальное пространство, и, если ему хватит ума сознать это как живую проблему, он попытается, хоть музейно, сохранить лучшее из прежнего. А там, глядишь, научится видеть это лучшее во всех народных культурах и искать общие формы не посткультуры, а качественно нового духовного пространства.

Share
Поместить ссылку в:
  • Перепечатка текстов и иллюстраций допускается только с письменного разрешения редакции.
 
 
RSS трансляция новостей
© 2005-2019 «Территория и планирование» - аналитический журнал о комплексном развитии территорий. ISSN 2074-2037 (Print), ISSN 2074-2045 (Online).