Обсуждение проектов-победителей на разработку градостроительной концепции Сколково

А.А. Высоковский,
канд. архитектуры, генеральный директор Фонда «Градостроительные реформы», председатель совета Союза архитекторов России по территориальному планированию и градо­строительству:

Нам не так часто приходится иметь дело с проектом такого масштаба - как по уровню влияния (это президентский проект), так и по организационной, политической и правовой поддержке. О значимости этого проекта говорит хотя бы то, что для его реализации принят специальный закон Российской Федерации. Поэтому мы сочли, что Союз архитекторов России - сообщество профессиональных градостроителей - не может быть в стороне от такого важного дела и должно включиться в его обсуждение. Мы не преследуем цель осложнить жизнь организаторам этого проекта или создать какое-то публичное напряжение. Наши цели - сделать проект предметом дискуссии, вынести из неё уроки, важные для развития нашей профессии, и донести до руководства фонда и совета Сколково позицию профессионального сообщества.

Полагаю, что по результатам обсуждения мы выпустим меморандум с комментариями и предложениями.

Н.Н. Складнев,
представитель коллективной Дирекции проектирования и строительства инновационного центра Сколково, обозначил цели и задачи проекта, рассказал о подготовке исходных данных на проектирование и этапах проведения конкурса, детально представил проекты-победители компаний AREP (Франция) и ОМА (Нидерланды) и ответил на вопросы собравшихся.

Мнения

С.А. Скуратов,
профессор Международной академии архитектуры, архитектор, президент компании «Сергей Скуратов Architects», член правления Союза московских архитекторов:

Я считаю, что у этого места (Сколково) нет никакой перспективы - ни пространственной, ни транспортной, ни общечеловеческой. У него нет потенциала развития. Оно забито торговыми точками. Минское шоссе, как ни расширяй, всё равно упирается в Москву. Сколковское шоссе - это часть Минки, улица, которая тоже, в общем-то, ничего не даёт. Аэропорта в непосредственной близости нет, поэтому люди не смогут быстро добраться в Сколково из Шереметьево или Домодедово. Ни скоростные линии транспорта, ни монорельсовые дороги туда подводить не планируется.

 

А.В. Боков,
академик Российской академии архитектуры и строительных наук, заслуженный архитектор РФ, президент Союза архитекторов России:
Два представленных проекта не похожи друг на друга ни по существу, ни по наполнению. Это означает, что в основе их разработки лежат разные подходы, концепции, разное содержание. А это в свою очередь значит, что люди, которые их выбирают, тоже не имеют ясного понимания, что этот проект и это место должны представлять собой в будущем.

Место чудовищное. Многие мои знакомые, живущие в 4-5 км от МКАД и Минского шоссе, слышат постоянный гул, от которого нельзя закрыться никакими акустическими экранами. Его создают две трассы - Минское шоссе и МКАД. Иногда случается, что на преодоление последнего километра Минского шоссе перед его пересечением с МКАД приходиться тратить до 40 минут. Решение с тремя развязками, которое в проекте ОМА вообще не нарисовано, а в проекте AREP нарисовано невнятно, не выглядит адекватным ситуации. Совершенно очевидно, что Сколково станет мощнейшим магнитом, притягивающим не только 30 тыс. будущих жителей, но и обслуживающий персонал, посетителей, других людей. Ни в одном, ни в другом проекте нет никаких попыток ответить на предложения генплана.

Что касается инженерии, то тепло и газ решено гнать из разных мест. Но сегодня об этом не может быть речи! Если мы создаём новый город и говорим об инновационных технологиях, нужно предлагать новые решения. Кто-то скажет, что ветряки у нас не работают. Но не работают те конструкции, что придуманы 60 лет назад! Сегодня есть другие, более современные решения. Американцы, например, ставят турбины в канализационных трубах.

Обеспечение связи с аэропортами - это задача, которую должен был поставить заказчик и которую должны были решать Институт Генерального плана Москвы и Институт Градостроительства Московской области. Предполагается, что связь с центром города должна осуществляться посредством мет­ро. Но нет ни слова о том, куда оно придёт. А если оно придёт в Сколково, то жители соседних деревень тоже захотят им воспользоваться и будут туда приезжать. И как же тогда будет решаться вопрос с зоной секретности?

Идея не пускать в Сколково автомобили очень непростая, но это одно из требований LEED и DGNB. Намёк на это есть у AREP - они очень умные ребята, которые занимаются логистикой, железнодорожными вокзалами, автовокзалами, поэтому и нарисовали город без машин. У ОМА этого нет, как нет и очистных сооружений, и станций аэрации. Насколько ответственны эти провокации? Каковы их последствия? Это должны оценивать мы, эксперты.

Если говорить в целом, ожидание открытий, прозрений, чего-то такого, чего мы не знаем и чему могли бы поучиться у зарубежных коллег, не оправдалось. Ощущение такое, что они привезли проекты, которые смастерили на все случаи жизни, и теперь повсеместно их распространяют.

М.Я. Блинкин,
руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства:

Я транспортник и буду говорить о транспорте. 

Метро. Планового развития линий метрополитена в сторону Сколково не предусмотрено.

Аэропорты. Естественный способ связи Сколково с международным транспортным центром - аэроэкспресс из Внуково, технически это возможно. Я обсуждал этот вопрос с президентом ООО «Аэроэкспресс»: его компания заинтересована в появлении дополнительного трафика.

Автотранспорт. Сейчас идёт строительство развязки Минского шоссе, но она мало что даст. Единственная перспектива - дополнительный автомобильный выход в сторону Боровского шоссе - это одна из немногих магистралей, по которой можно ездить.

Для этого пятачка земли можно решить все вопросы внешнего транспорта. Можно сделать это место в духе европейских лозунгов о качестве, на это будет чрезвычайно интересно посмотреть.

Ю.П. Гнедовский,
канд. архитектуры, профессор, академик Российской академии художеств, народный архитектор России, Почётный президент Союза архитекторов России, член президиума Российской академии архитектуры и строительных наук:

Место выбрано, закон вышел. Есть предложение сделать обстоятельную экспертизу и подготовить рекомендации по развитию территории. Что касается объектов культуры и транспорта, то эти проблемы мы решим своими силами - проведём внутренний конкурс.

Вы знаете, что вокруг Москвы есть десяток мини-городов. Сейчас они умирают, в них полно свободных помещений. В этом кон­тексте реконструкция существующего важнее нового строительства, но ею никто не занимается. И к Сколково подход такой же: полстраны загнивает и умирает, а мы - «Давайте на этом месте построим красоту!» Популизм!

Н.Р. Фрезинская,
докт. архитектуры, ведущий научный сотрудник отделения НИР ГИПРОНИИ РАН:

Сколково - это наукоград, инноград. Чем он отличается от тех, что уже есть? Как разместить в нём университет? Где будут расположены лабораторная и производственная зоны? Где будет технопарк? Нужен ли объект такого типа, как технопарк, в городе науки? Где помещения для фирм, а где - для учёных, которые приходят со своими идеями, арендуют площади и делают нечто, что потом распространяется по стране и по миру? Как архитектор, я хотела бы увидеть решение этих вопросов в пространстве.

В.К. Легошин,
заслуженный архитектор России, главный архитектор проектов творческо-производственного пред­приятия «Архитектура» Союза архитекторов России:

Сейчас деградируют подмосковные города науки - Дубна, Протвино, Обнинск, Черноголовка, Пущино. Наука из них уходит, потому что вырабатывается интеллектуальный ресурс. Одновременно с этим идёт подмена градообразующего фактора.

Сколково - это большая программа: 600 га земли, миллион квадратных метров площадей. Следовательно, это программа с очень большим объёмом финансирования и длительным сроком реализации. Но мы видим только жёсткую планировочную структуру на ограниченных площадях.

Опыт показывает, что в ходе реализации подобных программ стремительно меняются задачи и установки, и буквально после реализации первой очереди все разделы проекта начинают «плыть» по множеству причин: меняется власть, курирующие лица, финансирование, проявляются прочие субъективные факторы. Иными словами, в проекте должны быть заложены колоссальные резервы гибкости и огромные возможности для разрастания в труднопредсказуемых направлениях.

В представленных проектах весьма слабо прочерчена производственно-техническая база района. Непонятно, по каким направлениям в нём будут проводиться исследования. Всё будет дрейфовать, и вот эта особенность каким-то структурным образом должна быть определена в проекте застройки территории. Однако ни в одном проекте предложений по этому поводу нет.

Д.Е. Фисенко,
главный редактор журнала «Архитектурный Вестник»:

Сейчас мы видим, как образ науки ХХ века воспроизводится в XXI веке. До того как было принято решение о строительстве нового наукограда, профессор Александр Иванович Неклесов разработал подробнейшее техническое задание на преобразование ВВЦ в наукоград, которое могло бы решить все проблемы этой территории. Альтернативный вариант - система подмосковных научных городков. Речь шла о том, что она должна дополняться и реанимироваться. Но предложения А.И. Неклесова не были услышаны.

Для проекта Города Инноваций выбрано место, которое фактически предопределяет дальнейшую политику растекания Москвы. Российские архитекторы искусственным образом не допущены к решающей стадии конкурса.

Д.В. Александров,
руководитель и главный архитектор мастерской «Александров и партнёры», куратор смотра молодых архитекторов «Перспектива», вице-президент Союза архитекторов России, член правления СМА:

Это экономическая авантюра! Плотность застройки - меньше 2 тыс. кв. м на гектар, километры сетей... Разумные пределы затрат на инженерную инфраструктуру в 5-6 раз больше. Понятно, что уважаемый себя ­мастер (например, Кулхас) за 300 долл./кв. м такой объём работы делать не будет.

Ю.П. Бочаров,
докт. архитектуры, профессор, действительный член Российской академии архитектуры и строительных наук, Российской академии художественной критики, Украинской академии архитектуры, чл.-корр. Международной академии архитектуры стран Востока:

Предлагаю оценить баланс площадей территорий поселений и находящихся на них различных помещений. В Силиконовой долине это соотношение составляет 1 : 1,5; в Черноголовке - 1 : 6; в Сколково - 1 : 15 (600 га на 1 млн кв. м). Для меня, как для профессионала в вопросах градостроительства, очевидно: надо увеличить территорию поселения в 10 раз. Один университет займёт 300-400 га.

Согласно мировым нормам проектирования (не действующим в России) в Сколково превышена плотность нагрузки для предполагаемого типа деятельности.

Итоги обсуждения

А.А. Высоковский:

«Инновационный город» - это девелоперский проект со всеми вытекающими последствиями, т. е. с ухудшением транспортной и экологической ситуаций.

Инновации требуют нового пространства. Наш Президент ждёт именно этого, он хочет увидеть, как можно устроить жизнь по-другому. Отвечает ли Сколково с этой точки зрения высоким средовым ожиданиям пространства инноваций?

Кембридж, культурный аналог конца XIX века, положенный в основу проектов, никак не вяжется с пространством инновационного города, в котором будут жить особые современные люди, может быть, даже нобелевские лауреаты, за которых борются все страны мира. Мне кажется, что проект Президента направлен на то, чтобы привлечь именно в Сколково именно таких людей. Но можно ли их привлечь сюда, на Минское шоссе, на огромный строительный развал? Ожидания напрасны. Для инновационного города нет ничего лучше, чем классическая городская среда исторически эволюционировавшего города, насыщенная объектами культуры, предоставляющая широкие возможности для контактов.

С урбанистической точки зрения этот проект совмещает два пространства. С одной стороны, это место, где должны жить креативные люди, генерирующие абсолютно новые идеи, им нужен классический эволюционный город. С другой стороны, у них должна быть абсолютно полная свобода строительства любых блоков пространства: Силиконовая долина не похожа на город, зато там можно строить что угодно.

Проектировщики Сколково пытаются соединить два этих пространства на 600 га. Это задание изначально (при всех технических недостатках - транспорт и т. д.), в основе своей было порочным - создать пространство города, которое требует совмещения двух разных пространств - для индустрии и для жизни.

Мне кажется, что сегодняшнее обсуждение было плодотворным. Особо хочу отметить высокий профессионализм руководителя Дирекции проектирования и строительства инновационного центра Сколково Н.Н. Складнева, представившего нам этот сложный материал. Надеюсь, что работа по выработке градостроительной концепции Сколково будет продолжена.


Проект-финалист
конкурса на разработку лучшей градостроительной концепции Инновационного центра Сколково
компании ОМА (Нидерланды)

Проект-финалист
конкурса на разработку лучшей градостроительной концепции Инновационного центра Сколково
компании AREP (Франция)
 

25 февраля 2011 г. Виктор Вексельберг, президент Фонда Сколково,  объявил победителем конкурса на разработку градостроительной концепции инновационного центра Сколково французское бюро AREP.

 Скачать статью в pdf-формате