Институт комплексного развития территорий  Институт экологии города
главная
главная
  карта сайта
карта сайта
  контакты
контакты
       
 

 

Анализ современного состояния градостроительства в России

«...градоустроение является мультидисциплинарной деятельностью, и в первую очередь деятельностью политического характера»

Вячеслав Леонидович Глазычев,
доктор искусствоведения,
профессор Московского архитектурного института, завкафедрой Академии народного хозяйства,
член Общественной палаты

Беседовала А.С. Курбатова,
д. г. н., главный редактор журнала «Территория и Планирование»,
директор Института комплексного развития территорий

«Да они славные. Но всё лежат.
(вообще русские)».
В.В. Розанов

Вячеслав Леонидович, сегодня очень трудно понять, какие документы территориального и градостроительного планирования можно признать качественными. Какие критерии нужно использовать при их оценке? Какие вопросы должна освещать эта документация?

Мы ушли от системы жёсткого управления в градостроительстве, которая была в СССР (Госплан, Госснаб, погонялки в виде однопартийной системы), но так и не пришли к правовой системе, стержнем которой является структура сложного, дисциплинированного функционирования городской жизни. Я имею в виду отказ от тупой, жёсткой, доведённой до абсурда американской системы функционального зонирования, когда работать можно только в производственной зоне, а жить - в жилой. Эта система рвала американские города на части до тех пор, пока в 60-е годы в городке Рестон под Вашингтоном энергичный девелопер, объединивший усилия с архитекторами, не сломал её за счёт узаконивания полифункциональных зон. Тогда появилась смешанная система использования территории, и сейчас уже 27 % населения Америки работает на дому.

Мы так далеко не продвинулись, но идём к этому достаточно быстрыми темпами. Я и сам теперь больше дома работаю - ведь те, кто рисовал схему города как форму, как натюрморт, даже представить не могли возможности современных средств связи. Традиция, когда главное - проложить проспект, обозначить предельную высоту по карнизу, пошла с XVIII века, с развития авторитарной власти. И до сих пор все молятся на генеральный план как на икону, хотя в мировой практике такого понятия уже нет, а когда говорят «мастер-план», то имеют в виду документ, в советское время называвшийся «проект детальной планировки» (ПДП), который потом дорабатывался в деталях, с привязкой сооружений, их характера и т. д.

В мировой практике есть понятие comprehensive planning - целостное, всеохватное планирование, в котором собственно планировочная документация является важной выводной частью. Поэтому в процессе всеохватного планирования главным является сотрудничество множества экспертов-специалистов, включая архитекторов, экономистов, психологов, экологов, социологов, которые в ходе долговременных переговоров вырабатывают общие правила игры для власти, бизнеса, общественных организаций, а также для экспертных сообществ, обслуживающих первых, вторых и третьих.

Пример - Олимпийская деревня в Ванкувере, которая строилась два года, заселялась два месяца, а проектировалась и обсуждалась пять лет. Вот это правильная пропорция частей процесса. Только при её соблюдении можно схватить перспективу развития, только так можно учесть конъюнктуру, которая ходуном ходит - то у нас есть индустрия, то её нет, то есть услуги, то их нет, потому что нет системы подготовки сознания населения к выполнению функций обслуживания.

Поэтому ключевым является всеохватный план, но один специалист сделать его не может. А на выходе как раз и появляются Правила землепользования и застройки (ПЗЗ), которые очень чётко фиксируют простые и ясные вещи. Недавно я побывал в Марракеше (Марокко). В этом городе очень жёсткое правило проектирования: застройка не должна быть выше 5 этажей. В своё время власти Торонто ввели норматив для проектирования социального жилья, согласно которому каждая квартира должна иметь вход с улицы. Таким образом, строительство высотных жилых домов потеряло всякий смысл: ни один человек не хочет подниматься пешком выше пятого этажа.

Подобная система простых норм, принятая законодательно и одобренная обществом, является основой правильного построения города. Причём проектные нормы переводятся на язык обычных людей, условно говоря, кухарок. Для этого с населением проводятся специальные обучающие игры, в которых профессиональные сложности переводятся на доступный язык. Только в этом случае общественные слушания имеют смысл.

Наш Градкодекс тоже предусматривает проведение общественных слушаний, но никто к ним людей не готовит. Это происходит по двум причинам: во-первых, людям не предоставляются варианты, а даже очень разумный человек, чтобы сделать выбор, должен иметь право выбора; во-вторых, легенды к графике генплана не переводятся на доступный язык. Ни один человек не может запомнить 60 цветов, которыми показано зонирование, поэтому важно всё упростить: здесь - зонирование, здесь - уплотняем, выстраиваем агломерационные контакты с соседями и получаем возможность для расширения. Такие вещи рисуются «на ладони», они должны быть понятны любому вменяемому человеку.

Следствием такого подхода являются «стальные» нормы по охране памятников. Именно так Томск спас около 700 памятников деревянного зодчества, украшенных сложным резным орнаментом. Это удалось сделать благодаря политической воле губернатора Томской области В.М. Кресса, который, не дожидаясь принятия закона, заблокировал строительство многоэтажных домов, и никто не мог построить 15-этажные здания рядом с памятниками деревянного зодчества, тем более на их месте.

Но ведь губернатору скорее всего кто-то подсказал такое решение?

Несомненно. Но В.М. Кресс поддержал это предложение авторитетом политической власти. В результате томские памятники деревянной архитектуры не горят, а иркутские - горят, в исторических кварталах сплошные поджоги. А вот если бы в Иркутске приняли городской или областной закон, запрещающий в районе исторической застройки строить дома выше 2 этажей, то поджогов бы не было - невыгодно, прибыли не будет. Это и есть регулятивное, а не нормативное отношение власти к градостроительным проблемам. Нормативное отношение быстро стареет, а регулятивное - нет.

...

...

Полная версия материалов доступна только подписчикам.

Авторизуйтесь или ознакомьтесь, пожалуйста, с условиями подписки »

Share
Поместить ссылку в:
  • Перепечатка текстов и иллюстраций допускается только с письменного разрешения редакции.
 
 
RSS трансляция новостей
© 2005-2020 «Территория и планирование» - аналитический журнал о комплексном развитии территорий. ISSN 2074-2037 (Print), ISSN 2074-2045 (Online).