Исторические памятники как стимул экономического развития территорий

Беседовал И.В. Афонин

Игорь Витальевич Проценко,
руководитель Федерального государственного учреждения культуры «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры»

Нужно ли вкладывать миллиарды рублей в восстановление разрушенных памятников истории и культуры? Не лучше ли направить их на решение других, более важных проблем? Оказывается, не лучше: отказав в финансировании возрождения объектов культурно-исторического наследия, страна проиграет дважды: во-первых, её территории лишатся стимулов экономического развития; во-вторых, сэкономив в малом, Россия потеряет несравнимо больше - её население утратит культурные традиции и способность к национальной самоидентификации. Об этой опасности предупреждал академик Д.С. Лихачев: «Если человек равнодушен к памятникам истории своей страны, он, как правило, равнодушен и к своей стране».

 

Игорь Витальевич, как вы оцениваете нынешнее положение российских памятников истории и культуры?

Как тяжёлое. Согласно Единому государственному реестру объектов культурного наследия народов Российской Федерации, в нашей стране насчитывается примерно 25 тыс. объектов культурного наследия федерального значения, причём половину из них составляют здания. Около 70 % исторических зданий находятся в неудовлетворительном состоянии, из них 10 % - в аварийном. По самым скромным подсчётам, для их вывода из неудовлетворительного состояния требуется 130 млрд руб.

Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры создано в 2000 г. в целях обеспечения эффективного использования объектов культурного наследия, позволяющего направить средства от аренды памятников на реставрацию объектов, находящихся в неудовлетворительном состоянии. В этих целях за агентством в 2000-2003 гг. формально было закреплено около 2400 памятников истории и культуры. Однако по факту в управление агентства было передано лишь 197 памятников.

Учитывая, что бюджет Министерства культуры РФ на сохранение объектов культурного наследия составляет 3,4 млрд руб., то передача агентству всех ранее закреплённых памятников позволила бы направлять на указанные цели ежегодно не менее 6-8 млрд рублей.

В идеале у каждого памятника должен быть эффективный хозяин, который обеспечит его сохранение, - ведь памятник живёт лишь тогда, когда используется, естественно, с учётом всех ограничений, предусмотренных законодательством. В настоящее время в указанных целях проводится разграничение государственной собственности на объекты культурного наследия федерального значения путём отнесения к федеральной собственности, собственности субъектов РФ и муниципальных образований, что в конечном итоге обеспечит передачу объектов в пользование. К сожалению, данная процедура в настоящее время незавершена.

Поэтому мы стараемся участвовать в данной работе и обратились в Министерство культуры РФ и Росимущество с предложением активизировать процедуру разграничения государственной собственности на объекты культурного наследия федерального значения. Мы хотим обратить внимание, что интерес при разграничении, как правило, проявляется к экономически привлекательным объектам, расположенным в центрах крупных городов и находящимся в хорошем состоянии. Однако, по нашему мнению, в первую очередь необходимо разграничить знаковые для истории объекты, находящиеся в неудовлетворительном состоянии и не привлекательные для коммерческого использования, чтобы не допустить их утраты.

Также проблема заключается в том, что сегодняшняя практика разграничения права собственности на памятники между Российской Федерацией, субъектами РФ и муниципальными образованиями заключается в формальном закреплении объектов за регионами с последующей их приватизацией. В стране уже есть примеры, когда после завершения процедуры разграничения объекты, заявленные как необходимые для исполнения полномочий субъекта РФ и отнесённые к собственности субъекта, выставлены на продажу с целью единовременного пополнения регионального бюджета, что не гарантирует сохранности памятников и лишает в перспективе возможности регулярного получения средств на реставрацию.

В самой приватизации памятников, на наш взгляд, нет ничего плохого, однако она возможна лишь при условии достаточности средств на вывод недвижимого культурного наследия страны из аварийного состояния. Пока же мы за долгосрочную аренду памятников истории и культуры, позволяющую обеспечить получение внебюджетных средств на реставрацию экономически непривлекательных памятников. Реставрация - процесс долгий и затратный, поэтому арендатор должен иметь гарантии возвращения вложенных в проект денег. Впоследствии можно перейти к более широкому использованию частно-государственного партнёрства в области сохранения объектов культурного наследия.

Многие инвесторы считают, что вкладывать деньги в реставрацию объектов культурного наследия для использования в бизнес-проектах - дело неблагодарное: слишком тяжелы обременения.

На самом деле не все так тяжко: если арендатор может документально подтвердить, что он вложил конкретную сумму в сохранение памятника, мы засчитываем её как арендную плату или часть арендной платы.

Как совместить маркетинговый, рыночный интерес с сохранением исторической функции памятника? Может ли арендатор перепрофилировать отреставрированный памятник, используя его как гостиницу, ресторан или выставочную площадку?

Испанцы, например, ещё в 1928 г. приняли закон, позволяющий переоборудовать старинные монастыри и замки в комфортабельные отели. Сегодня сеть отелей «Парадоры» - процветающий государственный бизнес.

Памятники должны вписываться в современную жизнь. Исторические здания не должны пустовать, без хозяйского ухода они разрушаются и погибают. Что касается смены функции, то нужно исходить из предмета охраны памятника. Можно приспосабливать объект под разные функции, не нарушая, однако, его облик.

У меня есть принцип «Нельзя решать проблему в рамках проблемы», нужно смотреть на неё шире. Сейчас мы налаживаем взаимодействие с Ростуризмом в целях реализации принятой в этом году концепции развития туризма в части вовлечения усадебных комплексов в туристические маршруты. Думаю, что скоро мы будем работать вместе и заброшенные усадьбы всё-таки обретут вторую жизнь.

У нас есть города, где расположено много исторических памятников, однако ведущие туроператоры вычёркивают их из объектов показа, потому что в этих городах туристов никто не ждёт. Местные предприниматели не хотят обслуживать приезжих.

Думается, что эта проблема носит комплексный характер и относится не только к использованию памятников. Хотя как раз правильная организация сохранения и использования памятников и может стать катализатором развития туризма в регионе.

В настоящее время агентство - это единственный в стране внебюджетный системный инструмент сохранения объектов культурного наследия, находящихся в федеральной собственности. Нужно расширять географию деятельности агентства, потому что именно за счёт увеличения ресурсной базы и эффективного использования экономически привлекательных объектов мы сможем сохранить экономически непривлекательные объекты.

Регионы, в которых у агентства есть консенсус с властью, например в Саратове, сами просят нас принять в управление их объекты и обеспечить работу по их сохранению. В октябре во время деловой поездки в Калининград мы договорились с руководством области об открытии там филиала. Агентство обеспечит в регионе систему эффективного управления объектами культурного наследия, возьмёт в управление не только экономически привлекательные, но и руинированные памятники и обеспечит их восстановление с последующим использованием. При этом область выиграет вдвойне: получит отреставрированные памятники без затрат регионального бюджета, новые рабочие места и развитие научно-реставрационной отрасли. Мы готовы всем показать, как надо работать, ведь дело-то общее, государственное.

Какие регионы наиболее эффективно используют экономические возможности памятников истории и культуры?

Москва и Санкт-Петербург. В Подмосковье тоже созданы приемлемые условия для работы.

Как агентство относится к передаче культурно-исторических памятников Русской Православной Церкви?

Православная Церковь должна получить имущество, которого лишилась в период богоборчества. На самом деле, процесс возвращения материальных ценностей уже идёт. Он оказался достаточно сложным ввиду многогранности проблемы: это вопросы вывода пользователей, обеспечения сохранности музейных ценностей, организации функционального использования объектов. Думаю, судьба памятников должна решаться индивидуально.

Будет ли государство контролировать сохранность памятников, переданных Русской Православной Церкви?

Государственную систему охраны памятников, действующую на территории всей страны, никто не отменял. Примером является воссоздание Марфо-Мариинской обители милосердия в Москве. Все работы производились по заказу Москомнаследия и под его надзором.

Наши предки легко относились к историческому наследию: сносили старые деревянные храмы, возводили на их местах каменные. Но сегодня мы считаем, что нельзя трогать даже руинированные памятники. Вы считаете такой подход правильным?

При определении будущего руинированных объектов нужно руководствоваться их исторической особенностью, функцией и состоянием. Если, например, памятник археологии необходимо музеефицировать и обеспечить к нему доступ граждан, то воссоздание дворцово-паркового ансамбля на руинах Царицыно, являвшихся, по сути, недостроем, считаю оправданным. Благодаря реставрации Царицыно город получил не только необходимое жителям рекреационное пространство, но и архитектурный комплекс, привлекающий туристов.

А вот руины дома Павлова в Волгограде трогать нельзя, потому что это символ стойкости и мужества нашего народа в Великой Отечественной войне.

Как вы относитесь к капитализации рекреационных объектов, то есть к платному входу в парки?

Нужно рассматривать каждый конкретный случай. Если это единственный районный парк, в котором гуляют старики и малыши, плату брать нельзя, а за вход в тематический парк, предлагающий дополнительное обслуживание, - можно.

Расскажите о самом крупном проекте, которым сейчас занято агентство.

Сейчас мы при поддержке администрации Воскресенского района Московской области и депутатов местного законодательного собрания восстанавливаем усадебный комплекс Кривякино - имение писателя Ивана Лажечникова, впоследствии принадлежавшее князьям Ливен. Помимо реставрации усадьбы, мы планируем восстановить старинный террасный парк и пристань на Москве-реке, чтобы обеспечить возможность включения данной усадьбы в комплексные туристические маршруты.

Данная работа, заказчиком и координатором которой является агентство, - пример должного взаимодействия федеральной и местной власти и общественности. Агентство организовало и финансирует проведение реставрационных работ. Со своей стороны местные органы власти обеспечивают техническое содействие в проведении работ, районное законодательное собрание приняло решение о минимизации налогов на пользование земельным участком, а общественность привлекается на каждом этапе обсуждения и реализации проекта. Мы делаем эту работу с глубоким пониманием того, что отреставрированная усадьба и парк впоследствии должны использоваться с учётом интереса города и его жителей.

Необходимо помнить, что функции возвращённых к жизни исторических памятников не сводятся к абстрактной роли культурных центров. При эффективном управлении они становятся стимулами экономического развития территорий.

Я считаю, что национальное самосознание определяется отношением к культурному наследию страны. Молодёжь должна гордиться землёй, на которой она родилась. Возрождённые культурно-исторические памятники - это овеществленная история России, символы таланта и огромных способностей создавшего их народа. Они - залог духовного родства поколений.


Усадьба Кривякино

 

 Скачать статью в pdf-формате