Милость к милости не знавшим

Бывший спецобъект НКВД СССР, сейчас памятник истории «Полигон «Коммунарка» - подворье Свято-Екатерининского мужского монастыря

Л.А. Головкова,
исследователь, cтарший научный сотрудник отдела Новейшей истории Русской Православной Церкви Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

Кому-то может показаться, что проектирование мемориальных комплексов сейчас неактуально. Но история открывает новые страницы, которые требуют увековечивания.

«После нашего долгого глухого неведения - естественен голод: узнавать и узнавать правду, что же именно было с нами».
А.И. Солженицын

Когда-то на 24-м километре Старо-Калужского шоссе стояла уединённая лесная мыза с господским домом, липовой аллеей, небольшими хозяйственными постройками и прудом в глубине леса. Хозяева имения часто менялись, но вплоть до начала 1920-х годов оно было обитаемо. Затем окрестные земли перешли под контроль Объединенного Государственного Политического Управления: на них был организован подведомственный ОГПУ-НКВД совхоз-гигант «Коммунарка». В округе появились дачи сотрудников госбезопасности. В 1928 г. на территории бывшей усадьбы была построена дача наркома ОГПУ Генриха Ягоды, которая использовалась не столько для отдыха, сколько для официальных встреч, совещаний и праздничных мероприятий.

В марте 1937-го Ягода был арестован, и в течение полугода дача и прилегающая к ней обширная территория пустовали. Но высшее руководство страны не забыло об этом секретном объекте. В августе 1937 г., когда начались массовые расстрелы, понадобилось место для захоронения трупов «врагов народа». В одной только Москве насчитывается не менее пяти расстрельных полигонов того времени. Одним из них стала особо охраняемая дача бывшего наркома внутренних дел СССР. По горькой иронии судьбы, Г. Ягода, его жена и родственники нашли здесь свой последний приют.

В документах НКВД СССР этот спецобъект упоминается под названием «Лоза», но народ привык называть его «Коммунаркой» - по имени расположенного рядом совхоза. По имеющимся документам, захоронения на территории «Коммунарки» производились в период со 2 сентября 1937-го по 16 октября 1941 г., причём первыми (2, 20 сентября, 8 октября 1937 г.) здесь были захоронены расстрелянные чекисты.

До казни «враги народа» содержались под следствием в Лубянской, Лефортовской, Бутырской тюрьмах. Заключённые из Сухановской особорежимной тюрьмы, кощунственно расположенной в старинном монастыре Екатерининская пустынь, ещё при жизни проходили через все муки ада.

Списки захороненных на территории «Коммунарки» отличаются от списков, фиксирующих захоронения на других полигонах. В них значатся имена известных государственных и партийных деятелей: секретарей компартий республик, членов ЦИК, ВЦИК ВКП(б), наркомов и заместителей наркомов СССР и РСФСР, председателей и заместителей председателей совнаркомов союзных республик. В «Коммунарке» были казнены высшие военачальники: легендарные комдивы, комкоры, командующие флотами, прошедшие фронт, плен и фильтрационные лагеря; руководители Разведупра и контрразведки, дипломаты, начальники областных НКВД и огромных лагерных объединений, директора крупнейших заводов, главков и трестов, начальники всех московских железных дорог, учёные, экономисты, ведущие сотрудники оборонной и авиационной промышленности. В 1937 г. Сталин вызвал на совещание и приказал расстрелять в «Коммунарке» правительство Монголии - 34 министра во главе с председателем Монгольского Хурала.

В этой земле лежат останки заместителя председателя Совнаркома Я.Э. Рудзутака, кандидата в члены ЦК ВКП(б) И.С. Уншлихта, А.Я. Беленького, начальника охраны В.И. Ленина, Я.Х. Петерса, заместителя Ф.Э. Дзержинского (другой заместитель Дзержинского - идеолог «красного террора» М.И. Лацис - нашёл смерть на Бутовском полигоне). Здесь расстрелян и захоронен «любимец партии», «второе лицо» в государстве, главный редактор «Известий» Н.И. Бухарин.

Кроме представителей советской и военной элиты, расстрелянных по приговорам Военной коллегии ВС РСФСР и военных трибуналов, «Коммунарка» приняла немало жертв, приговорённых «в особом порядке», т. е. по спискам, лично утверждённым Сталиным и его приспешниками. Среди казнённых  множество представителей творческой интеллигенции - редакторы и сотрудники московских издательств, газет и журналов; талантливые писатели Борис Пильняк,  Артём Весёлый.

В спецзоне «Коммунарка» было казнено немало простых людей: метростроевцев, инженеров, технологов, библиотекарей, музейных работников, врачей, учителей, студентов и даже школьников, попавших в расстрельные списки по произволу сталинских следователей.

Участь «врагов народа» разделяли их родственники. Жёны расстрелянных М.Н. Тухачевского, И.П. Уборевича, А.И. Корка и других военачальников были доставлены в Москву для окончания следствия из разных мест ссылки и после вынесения приговора казнены на бывшей даче Г. Ягоды. В этой земле покоятся представители более 60 национальностей.

В отличие от жертв других полигонов смерти большинство людей, расстрелянных в «Коммунарке», имели высшее образование. Их адреса говорят сами за себя: «Москва, Кремль», «Москва, улица Грановского, д. 3», но чаще всего (163 раза) встречается адрес «улица Серафимовича, д. 2», известный как Дом Правительства, или Дом на набережной.

Систематические захоронения на территории «Коммунарки» производились до середины октября 1938 г. В 1939 г. имели место единичные расстрелы. Данных о расстрелах и захоронениях в 1940 г. пока не имеется. Но вскоре после начала войны, всего за три дня - 27, 28, 30 июля 1941 г., - было расстреляно 513 человек, а 16 октября, в самый тяжёлый для обороны Москвы день, по приговорам Военной коллегии и военных трибуналов были казнены 220 человек. С тех пор выстрелы на полигоне «Коммунарка» «замолчали». Расстрелы последующих лет, по мнению исследователей, занимающихся этой проблемой, производились на Бутовском полигоне. Информация о существовании места массовых захоронений на спецобъекте «Коммунарка» хранилась в строгом секрете, а его территория тщательно охранялась.

В 1999 г. премьер Е. Примаков подписал Указ о передаче этого объекта Русской Православной Церкви. На его территории появилось подворье Свято-Екатерининского мужского монастыря. Монахи обустроили в помещении бывшей дачи Ягоды домовую церковь, где по благословению священноначалия поминались все убиенные и захороненные здесь в годы репрессий. В 2001 г. по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия началось строительство храма во имя Свв. Новомучеников и Исповедников Российских. В 2005 г. в его стенах была отслужена первая литургия, а 22 сентября 2007 г. состоялось его Великое освящение. В храме неусыпно читается Псалтирь в память всех православных христиан, убиенных в годы сталинских репрессий.

Сегодня известны имена 6611 реабилитированных и нереабилитированных узников, захороненных на территории спецзоны НКВД «Коммунарка». Издана Книга памяти, в которой опубликованы краткие сведения о 4527 казнённых. Работа над составлением биографических справок продолжается. Сегодня дети и внуки жертв, лежащих в земле «Коммунарки», получили возможность прийти на место захоронения близких, о судьбе которых не имели ни малейшего представления на протяжении десятков лет.

Сталинские репрессии погубили и исковеркали миллионы человеческих судеб. «Коммунарка», как Катынь и Бабий Яр, стала символом чудовищной сути тоталитарной власти. Люди не имеют права забывать о совершённых здесь преступлениях против человечности.

Пока в «Коммунарке» нет мемориала жертвам сталинского террора, но есть надежда, что он может появиться в ближайшем будущем.

Архитекторы Научно-исследовательского и проектно-изыскательского института экологии города (НИиПИ ЭГ) на безвозмездной основе разработали проект мемориала жертвам политических репрессий, захороненных на полигоне «Коммунарка». В прошлом году он был одобрен экспертным советом при Министерстве культуры Московской области.

По словам главного архитектора проекта А.Г. Кочековского, перед ним стояла нелёгкая задача, потому что в земле «Коммунарки» лежат не только жертвы, но и их палачи. Основная задача проекта заключалась в создании памятника, отражающего драматизм эпохи политических репрессий политического террора и их современную общественную оценку.

В запретном лесу, окружённом забором с колючей проволокой, до сих пор ощущается гнетущая атмосфера. Чтобы передать трагизм происходивших здесь событий, пришлось отказаться от использования трафаретных художественных образов в пользу абстрактных архитектурных приёмов, позволяющих деликатно, не создавая противоречий, вписать памятник в окружающую среду.

Ещё одно существенное требование заключалась в том, чтобы мемориал был сомасштабен среде, т. е. лесу, поэтому нельзя было предлагать ничего похожего на циклопичные стелы, превращающие столетние деревья в карликовый кустарник. Его масштаб задавали лес и люди, которые будут приходить, чтобы помянуть погибших здесь близких. У них нет возможности поклониться родным могилам, потому что все захоронения «Коммунарки» безымянные. Значит, нужно, чтобы посетители могли находить в списках её жертв родные имена и ставить рядом поминальные свечи.

Так возникло убеждение, что памятник должен представлять собой стену, сложенную из именных кирпичиков, на которых нет указания, кем был человек, палачом или жертвой, потому что сталинские репрессии - это общенациональная трагедия России. Каждый кирпичик - символ оборвавшейся здесь человеческой жизни. Мемориальная стена станет страшной количественной визуализацией жертв «Коммунарки». Предполагается, что её длина составит 45 метров. Однако сейчас идёт процесс рассекречивания архивных документов 1937-1953 гг., следовательно, нужно предусмотреть возможность для продления скорбного списка. Памятник, созданный А.Г. Кочековским, отвечает этому требованию. Он нестатичен и способен развиваться во времени и пространстве: если будут открыты новые имена казнённых, стену памяти можно будет удлинить почти в 2 раза.

Мемориал планировалось возвести вдоль забора справа от липовой аллеи, ведущей к захоронениям, но в ходе согласований выяснилось, что там проходит трасса газопровода, поэтому его пришлось перенести. Теперь он будет расположен с левой стороны аллеи. Однако перенос не только не повлиял на общий замысел памятника, но и усилил драматизм его восприятия. Попадая в пространство, ограниченное стеной памяти и забором - немым свидетелем творившихся здесь расправ, посетители оказываются в символическом коридоре, в котором особенно остро ощущаются трагическая атмосфера эпохи репрессий и тонкая грань, разделяющая власть и бесправие, жизнь и смерть.

Если проект НИиПИ ЭГ удастся осуществить, в Подмосковье появится мемориал, который станет символом всеобщего покаяния и воскресит в памяти потомков безымянные жертвы тоталитарной власти.

Спецобъект «Коммунарка». Генплан благоустройства территории
 Скачать схему в pdf-формате

 


Ограда спецобъекта, построенная ещё в 1941 г. и видевшая многих уведённых на расстрел, в 1999-м стала оградой подворья монастыря.


Бывшая дача наркома ОГПУ Генриха Ягоды (спецобъект «Лоза»), сегодня - братский и административный корпус подворья Свято-Екатерининского монастыря.


Полукилометровая просёлочная дорога, ведущая от Старо-Калужского шоссе в глубину леса, заканчивается у глухого забора секретного расстрельного полигона «Коммунарка», числившегося в документах НКВД СССР как спецобъект «Лоза».


Ржавый указатель, пробитый пулями расстрельной команды, - напоминание о заброшенной железной дороге, которая когда-то вела из Бутова в «Коммунарку». Нетрудно догадаться, какой страшный груз возили ходившие по ней поезда.


Ворота бывшего спецобъекта «Лоза», ставшего подворьем Свято-Екатерининского монастыря. Осенью 1999 г. родственники погибших установили на них мемориальную доску.


Место захоронения жертв репрессий в северо-западной части территории бывшего спецобъекта НКВД.


Расстрелы на спецобъекте «Коммунарка» проходили ночью при свете прибитых к деревьям прожекторов. Один из них - слепой, искорёженный, разбитый - сохранился до наших дней.


Прицеп, использовавшийся для перевозки тел расстрелянных на спецобъекте (фото 2007 г.).


Аллея бывшего дворянского парка - последний путь приговорённых к расстрелу.


Храм Свв. Новомучеников и Исповедников Российских, возведённый исключительно на частные пожертвования.

 


Таблички на деревьях - временный мемориал, стихийно создаваемый родственниками погибших.


3 июля 1999 г. насельники обители установили у въездных ворот поклонный крест.

 

Фрагмент генерального плана
1 Ворота со звонницей
2 Автостоянка
3 Поклонный крест
4 Аллея памяти
5 Новый памятник жертвам репрессий

 

Новый памятник жертвам репрессий.
- вид сбоку и фасад,
- вид сверху,
- вид в перспективе.

 

 Скачать статью в pdf-формате