Институт комплексного развития территорий  Институт экологии города
главная
главная
  карта сайта
карта сайта
  контакты
контакты
       
 

 

Не хлебом единым

За 25 постперестроечных лет мы привыкли мыслить исключительно финансовыми категориями и твёрдо усвоили, что единственный способ развития территории - это вовлечение её ресурсов в бизнес-процесс. Формула успеха складывается из привлечения инвестиций, создания инфраструктуры, продажи товаров или услуг, получения дохода и прибыли. Если территория не приносит прибыли, она обречена на прозябание.

Но как не хлебом единым живёт человек, так и обустроенность российских территорий определяется не только наличием инвесторов. У России есть настоящие патриоты - бессребреники, готовые взваливать на свои плечи массу общественных забот. Лев Гумилёв называл их пассионариями - людьми, способными излучать гораздо больше энергии, чем нужно для собственной жизни, и направлять её на преобразование окружающего мира.

Именно такой была Устиния Григорьевна Андриянова - русская женщина, всю себя и всю свою жизнь посвятившая обустройству родного края.

На востоке Подмосковья в Орехово-Зуевском районе находится деревня Степановка. Деревня старинная, в 2007 г. отметившая своё 250-летие, принадлежит к староверческим поселениям Гуслицкого края (Гуслицы-неофициальное название старообрядческой местности). Здесь в 1923 г. родилась Устиния Григорьевна Андриянова. Всю жизнь проработала Устиния Григорьевна в родном крае агрономом, директором совхоза, главным инженером-мелиоратором районного управления сельского хозяйства.

Её отличительными чертами были деловая хватка, упорство и настойчивость. Она, как рачительная хозяйка, душой болела за Гуслицкую землю и всегда знала, что ей нужно. Благодаря её трудам возродилась старинная плотина на реке Вольная. Ещё в советские времена она умудрилась спасти и обустроить четыре святых источника - два в Язвищах, один в Мисцеве, один в Талицах. В одном из интервью она рассказывала, как это было.

«Наш родник появился в позапрошлом веке, под праздник Преполовения Пятидесятницы. Ехал мужик пахать, увидел издали, что от земли свет идёт. Подошёл, смотрит-серебряный крест лежит. Поднял мужик крест, а из-под него ключик забил. Собрался народ, ключ расширили. А крест перенесли в деревенскую моленную. Там он и хранился, пока её не сломали. Я ходила туда с дедушкой, мы к тому кресту прикладывались. Мне тогда лет семь было.

Когда собирались строить плотину, нужно было осушить наш родник. Первый секретарь Шабанов (суровый такой был, требовательный) приказал свести ольховую поросль до самой реки-она воду держала. Как-то вызвал меня и говорит: «Садись, поедем твою работу принимать». Приезжаем. «Ты когда лохмушки эти уберёшь?»-Это он про заросли ольхи. Я что-то пообещала. Проходит неделя. Снова инспекция. «Опять лохмушки не убрала!»-«Не убрала. И не уберу. Что хочешь со мной, Сергей Георгиевич, делай, хоть выгони, дело уж к пенсии!». Долго мы препирались, а потом он куда-то делся, и никто к нашим лохмушкам больше не придирался, да и к родничку тоже.

А я уж к тому времени фольклор собирала, с музеем работала. Попросила одного мужичка чуточку облагородить родник, он сделал что мог, но через несколько лет деревянная обшивка прогнила. Тогда я пошла к леснику: «Сделай нам родник». Он сначала в штыки: «Туды-растуды!», но всё-таки согласился. Нашли ребят, стали чистить мотопомпой, больше двух тонн ила выбрали. Потом попросила я другого мужика, чтобы сделал венцов шесть на роднике. Взялся он за работу, потом приходит и говорит: «Пятнадцать венцов срубил и ещё нужно!» Вот так мы и спасли родничок».

В 1981 г. Устиния Григорьевна ушла на заслуженный отдых, но сидеть без дела не собиралась. Она первой начала говорить о том, что нужно восстанавливать историческую справедливость, изучать и сохранять духовное наследие предков, решила восстановить родословные всех степановцев до седьмого колена.

Добившись разрешения работать в девяти государственных архивах, она узнала, что Гуслицкие поселения упоминались ещё в летописях времен Ивана Калиты. Первый московский государь Иоанн Васильевич тоже не оставлял этот край без внимания. Устиния Григорьевна отыскала послание, в котором он приказывает своему двоюродному брату, князю Василию Старицкому, «строить на реке Волне село Богородицкое с Престолом Рождества Богородицына» (сейчас - река Вольная и деревня Богородское). В XVIII в. эти земли отошли светлейшему князю Меньшикову, потом их хозяином стал Степан Васильевич Лопухин. Когда по доносу его семью арестовали и сослали на каторгу, сгорела одна из гуслицких деревень, Незденово. Новую деревню пристроили к деревне Ульянино и назвали её Степановкой.

Изучая архивные материалы, Устиния Григорьевна обнаружила план парка усадьбы Лопухиных. Долго ездила по округе, искала его следы. Нашла посадки вековых лип вблизи Степановки и Богородского и привлекла школьников к работе над проектом воссоздания старинного парка. Вместе они сличали старые чертежи с современными фотографиями, намечали места новых посадок, расчищали старые аллеи и подсаживали взамен утраченных деревьев молодые липки.

В послевоенные годы Устинии Григорьевне не давала покоя мысль о том, как увековечить память односельчан, не вернувшихся с войны. Из её родной Степановки ушли на фронт 352 человека, а вернулись всего 163. На полях Великой Отечественной остались 189 степановцев, их могилы разбросаны от Москвы до самого Берлина. Какие-то семьи знали, где похоронены их близкие, а какие-то в ответ на запросы в военные архивы получали стандартный бланк «Место захоронения неизвестно».

Как сохранить память об их великой жертве? Как сделать, чтобы солдатские вдовы и дети обрели место, куда можно прийти поплакать и помолиться? Им мог бы стать памятник, но в советские времена получить разрешение на его установку было нереально. И Устиния Григорьевна придумала, как почтить память земляков. Она решила создать парк Победы, каждое дерево которого посажено в честь невернувшегося солдата.

Сколько трудов пришлось, известно только ей. Позже она рассказывала:

«Как-то забежала я в сельсовет, а там наши ветераны сидят. «Устиния Григорьевна, ты когда фронтовикам памятник поставишь?»-«Какой вам памятник, вы ведь живые!»-«Не нам, а тем, кто погиб, чтоб мы жить могли».-«Будете мне помогать-возьмусь за дело».

Зимой я сидела в архивах, писала в Подольский архив Вооруженных сил, ходила в Орехово-Зуевский военкомат. Выяснила, что 189 степановцев не вернулись с войны. Всех их я знала в лицо, знала, как жили их семьи. Вот я и подумала: «Если памятники ставить не разрешают, то деревья сажать мне никто не запретит!»

Собрала я людей: сначала говорила с инвалидами войны, потом с вдовами, потом с молодёжью. Пошла к директору совхоза: «Рядом со школой земля песчаная, она не родит, отдай под парк!»-«Да бери Бога ради». Тогда с этим просто было. Попросила механизаторов помочь в нерабочее время. Они согласились-всем хотелось сделать что-то хорошее.

Наметили мы где сажать деревья. Собрались ещё раз-решить, что сажать, липы или клёны. И тут один человек говорит: «Устиния Григорьевна, чем ты хочешь народ удивить? Лип и клёнов везде полно, а вот если бы ты голубую ель посадила!» Стала я саженцы искать. Приехала в Раменское. «Бывает у вас голубая ель?»-«Бывает, но редко, раз в пять лет».-«А где её растят?»-«Саженцы нам какой-то дед сдаёт. По пять рублей ёлочка».-«Где его искать?»-«В садах, что за воинской частью, мы точно не знаем».

Был апрель, время поторапливало. Наши уж начали места под посадки готовить. Стала я деда этого искать. Поехала по садам, а там ещё снег лежит, народа нет, спросить некого. День, два, три, неделю ищу. И вот набрела на дом, где жил тот старик, что выращивал ёлочки. Сам куда-то отлучился, я разговорилась с его женой. Не утаила, что денег у меня пока нет. А сама смотрю-участочек у них маленький, где ж они эти ели выращивают? Спросила. Бабка кивнула на уголок у забора-там из снега махонькие, с палец, росточки торчат. А я-то думала, что они большие будут! Упала я в снег и расплакалась. Тут дед пришёл: «Что лежишь, что ревёшь?» А я не могу успокоиться. Жена ему всё рассказала. Поверили они мне, пообещали дать саженцы. «Только приезжай попозже, когда оттает немножко. Сто штук по весне возьмёшь, ещё сто-осенью. Только тогда уж с деньгами приезжай».

Сажали мы ёлочки вместе с детьми. С полдевятого утра и до полдевятого вечера работали. А ямки под саженцы наши, деревенские, готовили, но тайно, по ночам. Обычай такой: труд ради святого дела должен быть тайным.

Наступила осень, пришло время отдавать деньги. Я просила помочь Ореховскую охранприроду, но ничего не добилась. Поехала в Москву. Мне говорят: «Если на самом деле всё так, как Вы говорите, выделим деньги». Через два дня приехали с проверкой. Ходим вдоль ёлочек. Я рассказываю: «Эта в честь Ивана Шмелёва посажена, эта-в честь Андрея Шмелёва, эта-в честь Ефима Зинина».-«Как же Вы всех помните?» А как мне не помнить, ведь я знаю, где они жили, поэтому и ёлочки сажала так, чтоб сосед рядом с соседом оказался...

Деньги-тысячу рублей-перевели чуть не на следующий день...»

Крохотные саженцы пестовали, как младенцев: каждый росток огородили, поставили памятные таблички, вовремя поливали, по плану подкармливали, оберегали от вредителей. И произошло чудо - все деревца прижились и превратились в красивые деревья, хотя голубая ель не приживается в песчано-болотистом грунте. Парк Памяти открыли в мае 1985 г., к сорокалетнему юбилею Победы. В том же году Устиния Григорьевна Андриянова была удостоена звания Почётного гражданина Орехово-Зуевского района.

За Степановским парком ухаживают школьники. С каждым годом к голубым елям добавляется всё больше рябин и клёнов - это память об ушедших ветеранах. Теперь уже не друзья и вдовы, а дети, внуки и правнуки приходят в парк, чтобы помолиться у именного дерева, как у родной могилы.

Через некоторое время перед парком стараниями Устинии Григорьевны всё-таки появился памятник солдатам Великой Отечественной войны, а когда времена изменились, она поставила рядом с ним высокий, в два человеческих роста, крест. С тех пор каждый год 22 июня, в день начала войны, в Степановский парк со всех концов страны съезжаются родственники фронтовиков и служат у креста панихиду по православным воинам, отдавшим жизни за спасение Отечества, а потом вместе садятся за большой поминальный стол. Сейчас степановцы даже представить не могут, как бы они жили, не будь у них парка Победы, ставшего для них символом общинного единения.

Обустроив парк, Устиния Григорьевна решила, что настало время с толком использовать накопившийся за долгие годы краеведческой работы богатый архивный материал. Она хотела, чтобы история родных Гуслиц стала всеобщим достоянием. Договорившись со школьной администрацией, получила пустующий класс, и в 1987 г. в Степановке открылся музей, посвящённый истории Гуслицкой земли. Когда односельчане узнали о её новом замысле, понесли в музей семейные сокровища: старинную утварь, рукописные книги, иконы... Одного помещения не хватило, потребовалась ещё одна комната, которую Устиния Григорьевна превратила в горницу старообрядческой избы.

При музее существует архив, в котором хранятся копии исторических документов: подворные переписи селений, ревизские сказки, земельные акты, карты, чертежи исторических зданий. За консультациями в Степановский музей не раз обращались и представители местной администрации, и начинающие краеведы, и известные учёные. Благодаря кропотливому труду Устинии Григорьевны сохранена многовековая культура Гуслиц. Со временем её музей получил статус бюджетного муниципального учреждения культуры поселения, а Министерство культуры Московской области наградило его создательницу званием «Хранитель традиций».

У неё был удивительный дар объединять людей. Всю свою жизнь Устиния Григорьевна заботилась о сохранении исторического и культурного наследия предков. Богатое наследство, которое она оставила землякам, - это фундамент для возрождения традиций края. Она была из той редкой породы людей, которых на Руси называют подвижниками. Именно они, а вовсе не запасы нефти и газа, есть главное богатство нашей страны.

 

 Скачать статью в pdf-формате

Share
Поместить ссылку в:
  • Перепечатка текстов и иллюстраций допускается только с письменного разрешения редакции.
 
 
RSS трансляция новостей
© 2005-2017 «Территория и планирование» - аналитический журнал о комплексном развитии территорий. ISSN 2074-2037 (Print), ISSN 2074-2045 (Online).