Экономика капремонта

Беседа главного редактора журнала «ЭКОREAL» Анны Сергеевны Курбатовой с Альбертом Якубовичем Шариповым, руководителем института «СантехНИИпроект», и заместителем генерального директора по развитию и оптимизации производственных процессов Маратом Альбертовичем Шариповым

А.С.Курбатова: Альберт Якубович, ваш институт  занимается разработкой федеральной программы в сфере ЖКХ, которая направлена на регулирование теплопотребления жилых домов. Представители компании «Данфосс» попросили нас исследовать, насколько тема сбережения тепла  актуальна для российского жилищно-коммунального хозяйства, готовы ли государственные структуры и представители строительного бизнеса к обсуждению этого вопроса.

Никто не спорит - ресурсы необходимо экономить, эта тема с каждым годом становится все более актуальной. Но если любой человек при желании может легко сократить потребление воды или электричества, то возможности регулирования подачи тепла в каждую квартиру просто не существует. Даже если в порядке частной инициативы кто-то поставит вентили на трубы, ведущие к радиаторам, и будет перекрывать их на время отъездов, реально сэкономить на отказе от «неиспользованного» тепла не удастся - такой шанс попросту не предусмотрен. Значит, у жильцов нет экономического стимула беречь тепло.

На мой взгляд, проблема состоит в отсутствии государственной политики в этом вопросе. Вам поручено заниматься ее формированием. Каковы ваши успехи? Ведь вопрос не только в том, какие дома строят инвесторы, но и в том, как будут эксплуатироваться жилые площади.

А.Я.Шарипов: Внедрение теплосберегающих технологий на стадиях проектирования и строительства не очень привлекает инвесторов, потому что они не имеют от этого прибыли. А уж о потребителях сегодня практически никто не думает. Они не могут решать вопросы экономии теплопотребления самостоятельно, потому что пока нет ни общественной, ни государственной организации, которая бы занималась проблемами, связанными с  энергосбережением. Отсутствие государственного подхода и государственной политики приводит к тому, что мы декларируем эти идеи, но практически не внедряем энергосберегающие технологии ни при строительстве, ни при реконструкции жилых домов.

К сожалению, затраты на обогрев жилья рассчитываются исходя из метража квартир. И до тех пор, пока мы будем вести расчеты с потребителями по количеству отапливаемых «квадратов», а не по фактически израсходованному теплу, ситуация не изменится. Я не вижу другого пути решения этого вопроса, кроме включения в этот процесс административного ресурса.

А.С.Курбатова: Какие проблемы сейчас находятся в центре вашего внимания?

А.Я.Шарипов: Мы занимаемся актуализацией основного нормативного документа по проектированию отопления, вентиляции и кондиционирования. Пока у него нет официального названия. Больше всего он похож на отмененные Строительные нормы и правила. Этот документ должен войти или в свод правил, дополняющих закон о техническом регулировании, или в некий национальный стандарт.

Старый СНиП, регулировавший вопросы отопления, вентиляции и кондиционирования, в 2003 году обновили, но в спешке было допущено много ошибок.

А.С.Курбатова: А почему новую редакцию СНиПа пришлось готовить в такой спешке?

А.Я.Шарипов: Его нужно было принять до введения Закона о техническом регулировании. Новый СНиП регламентирует безопасность проектирования, потому что техрегламенты, к сожалению, не содержат такого раздела.

А.С.Курбатова: Альберт Якубович, как Вы считаете, уделяется ли разработке техрегламентов должное внимание?

А.Я.Шарипов: Думаю, что не уделяется. Сегодня есть только два проекта технических регламентов по безопасности зданий и сооружений, но строительное сообщество пока их не принимает: документы сырые. Есть проект техрегламента по безопасности строительных материалов, я считаю, что его можно принять за основу. Но он не определяет многие положения, связанные с нашей специальностью.

А.С.Курбатова: Вы думаете, вопросы энергосбережения проигнорированы намеренно или это произошло из-за некомпетентности разработчиков?

А.Я.Шарипов: Скорее всего, разработчики просто упустили наши проблемы из виду, потому что инженерное оборудование, сантехника, трубы, отопительные приборы традиционно относились к ведению Министерства строительных материалов.

Тендер на разработку проекта техрегламента выиграли строители - Белгородский университет имени Шухова. Им  вроде  бы  удалось справиться с регламентированием безопасности строительных материалов, а вот с безопасностью инженерного обеспечения - нет.

А.С.Курбатова: Но их проект техрегламента еще не утвержден?

А.Я.Шарипов: Пока нет. Его нужно дорабатывать. Технические регламенты не указывают, как решать проблемы, а задают реперные точки качественных характеристик. Они носят рекомендательный характер. И если инженер сможет доказать, что он выполнил требования технического регламента без применения свода правил и стандартов, то в любом случае его решение будет верным, потому что оно соответствует требованиям технического регламента. Поэтому было принято решение все-таки актуализировать СНиПы. Наш институт разработал  СНиПы по отоплению, вентиляции, кондиционированию, а  СНиП по водопроводу и канализации внутренних систем будет готов в этом году. Мы предлагаем перейти на поквартирную разводку и поквартирный учет потребления тепла.

А.С.Курбатова: В СНиПе по отоплению зафиксирован поквартирный подход к учету теплопотребления?

А.Я.Шарипов: Да. Текст этого документа можно найти на сайте Министерства регионального развития. Сейчас его обсуждают специалисты.

Мы давно выступаем за запрет расчета потребления тепла по косвенным показателям, например, по площади помещения, и предлагаем вести его по показателям измерительных приборов. Компания  «Данфосс» разработала счетчики, регистрирующие количество тепла, а также схемы горизонтальной разводки системы теплоснабжения. Их нужно перенять, потому что принятая у нас вертикальная разводка системы отопления не отвечает задачам регулирования и учета потребленного тепла.

А.С.Курбатова: Значит, необходимо вносить изменения и в стандартные схемы разводки труб?

А.Я.Шарипов: Как это ни хлопотно - да. А если сохранять вертикальную разводку, придется пользоваться системами косвенного замера: всякого рада испарителями, регистраторами... Потребитель не сможет самостоятельно разобраться в показаниях таких приборов и сделать сложный перерасчет. Этим придется заниматься специалистам.

М.А.Шарипов: Другими словами, домохозяйка, которая без труда рассчитывает плату за воду и электричество, не справится с переводом показаний диаграммного комплекса и регистраторов в килокалории и рубли.

А.Я.Шарипов: Но для уже существующего фонда жилья использование косвенных систем замера -  единственный способ измерения потребленного тепла. Разумеется, нет никакой возможности сменить в миллионах квартир вертикальную разводку на горизонтальную. Однако проекты нового жилья должны предусматривать горизонтальную разводку труб отопительной системы.

А.С.Курбатова: Такие дома уже строятся? Можете привести примеры?

А.Я.Шарипов: Пожалуйста! Корпуса 31-32 и, если не ошибаюсь, 79-80 в Куркино. Нам удалось реализовать этот проект благодаря поддержке Ю.М.Лужкова.

Сейчас мы работаем с одной из инженерных компаний, оборудуем дом уникальной системой отопления с теплопрограмматором, который дает возможность устанавливать температурный режим, учитывая недельный прогноз погоды. Представляете, какие открываются перспективы экономии энергии? И это еще не все: зимой в помещениях не нужно постоянно поддерживать температуру в 22 градуса. На время отсутствия хозяев можно задать всего 15 градусов, а к моменту их возвращения она автоматически поднимется до нужной отметки.

А.С.Курбатова: Это замечательно, но почему такие дома все еще редкость? Что мешает оснащать системами учета тепла хотя бы новостройки?

А.Я.Шарипов: Во-первых, в этом не заинтересован инвестор: стоимость «внутрянки» подскакивает на 20 - 30 процентов. Во-вторых, архитекторы  не заинтересованы во внесении в типовые проекты изменений, связанных с заменой вертикальной разводки на горизонтальную  и установкой счетчиков тепла. Нужно модифицировать планировочные решения, а это лишняя головная боль.

На единицу жилой площади в России расходуется в 2-3 раза больше энергии, чем в странах Европы

А.С.Курбатова: Верно. Значит, кто-то должен стимулировать такие изменения, вкладывать в них деньги.

А.Я.Шарипов: Дело не только в отсутствии проектов. Ситуация осложняется тем, что возникают трудности на законодательном уровне. У нас есть проблемы со сдачей таких домов в эксплуатацию.

А.С.Курбатова: Но ведь существуют национальные проекты, которые ставят задачи экономии энергопотребления!

М.А.Шарипов: Они существуют, но в области ресурсосбережения нет эффективных механизмов их реализации.

А.С.Курбатова: Неужели в экономии энергопотребления никто не заинтересован?

А.Я.Шарипов: Энергоснабжающая организация подводит к дому трубу, ставит на нее счетчик и по его показателям вычисляет общее теплопотребление. Больше ее ничего не волнует. За расчет по показаниям внутриквартирных счетчиков могут ратовать только управляющие компании, но пока они не проявляют особой  инициативы.

Выходит, что в новом подходе заинтересованы только потребители и государство. В масштабах государства система поквартирного учета поможет сэкономить огромные средства на выработке тепловой энергии. И тогда станет ясно, сколько энергии мы тратим на отопление помещений. Сегодня таких данных нет.

М.А.Шарипов: Если в котельной стоят счетчики, то общий расход подсчитать можно, а индивидуальный - никак. Если расчет ведется из квадратуры помещений, производителю безразлично, сколько энергии использовал потребитель. Поставщик тепла устанавливает тариф за услугу вне зависимости от погоды: сумма не изменится, ни если зима будет теплой, ни если она будет очень холодной.

А.С.Курбатова: Альберт Якубович, я давно, еще со времен работы над проектом Куркино, знаю Вас как человека, который всегда добивается поставленной цели. Можете ли Вы сказать, что современное законодательство дает шанс хотя бы новое жилье строить с учетом возможности экономии на отоплении?

А.Я.Шарипов: К сожалению, даже в нашем институте на этот вопрос существует несколько точек зрения. Да, новое жилье нужно оснащать и горизонтальными системами разводки отопительных труб, и счетчиками тепла. Но мы не можем в одночасье перестроить всю страну!

Время упущено: мы могли бы сделать это в 1993 году, когда Госстрой принял новые коэффициенты сопротивления ограждающих конструкций. Тогда шли разговоры о том, что домостроительные комбинаты должны перестраивать производство.

Сейчас нужно вводить стандарт горизонтальный разводки для зданий, которые будут эксплуатировать разные потребители, а если оно целенаправленно отводится одному собственнику (например, какому-то учреждению), то вертикальную разводку можно оставить при одном условии -  при установке на вводе счетчика тепла.

М.А.Шарипов: Анна Сергеевна, на самом деле Вы задали очень хороший вопрос. В принципе, нам не нужны никакие значительные изменения в законодательстве. Даже нормы не придется менять. Дело в том, что есть Гражданский кодекс, в котором сказано, что потребитель обязан платить только за то, что он потребил. Поэтому в квартирах должны стоять счетчики тепла. А раз их нет, значит, все существующие проекты идут вразрез с требованиями федерального законодательства. Значит, шанс, о котором Вы спрашивали, есть.

А.С.Курбатова: Но ведь кто-то должен подтолкнуть соответствующие организации соблюдать государственное законодательство!

А.Я.Шарипов: Вот этот кто-то должен появиться и сказать: господа, вы нарушаете федеральный закон - Гражданский кодекс! Люди вынуждены платить не за потребленную услугу, а непонятно за что.

А.С.Курбатова: Если жилец обычного дома подаст иск в суд в связи с нарушением его гражданских прав, он может рассчитывать на вынесение вердикта в его пользу?

М.А.Шарипов: Насколько я знаю судебную практику, прецеденты уже случались.

А.Я.Шарипов: Сегодня потребители переплачивают за обогрев квартир. Допустим, пришли холода, кто-то поставил пластиковые окна, кто-то утеплил деревянные, в результате  температура в помещении поднялась на пять градусов. Налицо экономия тепла. Но когда наступает оттепель,  внутренняя температура  начинает расти, и, чтобы снизить ее до уровня комфортной, жильцы открывают форточки, то есть «отапливают» улицу. А если бы  у них была возможность уменьшить подачу тепла в квартиру, выиграли бы и они, и государство. Получается, что как только температура за окном около нуля (а сейчас все зимы стали теплыми), в форточки вылетает порядка 15 - 20% оплаты за обогрев помещения, потому что потребители платят не по факту, а по установленному тарифу.

А.С.Курбатова: Московское правительство постоянно обсуждает вопросы, связанные с качеством горючего, с переработкой мусора. Вы не предлагали тому же Департаменту охраны природы и окружающей среды начать совместную кампанию по снижению выброса загрязняющих веществ за счет создания для домов индивидуальных тепловых пунктов, как это сделано в Куркино? Переход к ИТП улучшит и качество московского воздуха.

А.Я.Шарипов: Прежде чем обращаться в ДПиООС, необходимо собрать статистические данные по выбросам ТЭЦ в зависимости от температуры воздуха.

За два последних года цены на газ выросли на 63,5%, а на электроэнергию - на 45,8% 

М.А.Шарипов: Тогда нужно собирать данные не по выбросам, а по показателям эффективности. А если бы мы могли совместно с вашим институтом разработать некий интегральный индекс по «вредностям» конкретного дома, в которое входили бы теплопотребление, электропотребление (ведь электричество тоже вырабатывается за счет сжигания разных видов топлива) и бытовые отходы, вышло бы гораздо убедительнее. Можно посчитать, сколько тепла теряет дом, который стоит в 10 километрах от ТЭЦ. С таким аргументами можно идти в ДПиООС и говорить: мы не голословно выступаем за введение горизонтальной разводки и счетчиков тепла, вот примеры энергоэффективности  и экологичности схем, которые мы предлагаем.

А.Я.Шарипов: К сожалению, экспертная оценка энергоэффективности носит формальный характер. Я сталкивался с этими проблемами при строительстве того же Куркино. В экспертизу сдают одну величину, а получают такие показатели, что только диву даются. Но в документации этого не видно.

М.А.Шарипов: Значит, нужно ставить вопрос о разработке механизмов проверки.

А.С.Курбатова: Департамент охраны природы просит наш институт разработать для него методику составления раздела природоохранных мероприятий  в  составе  ПОС. ДПиООС хочет участвовать в приемке зданий, но у них нет перечня показателей, которые нужно контролировать. И если мы внесем в этот документ экоэффективность зданий, то у Л.А.Бочина, как у главы Департамента, появятся хотя бы какие-то рычаги управления.

А.Я.Шарипов: Я распорядился, чтобы специалисты нашего института проектировали только горизонтальную разводку системы отопления зданий. А недавно мы на субподряде делали  проект для Москапстройпроекта. Так вот: они не хотели принимать горизонтальную разводку, потому что потом проект нужно отдавать на экспертизу. Пришлось доказывать, настаивать на том, что в наше время по-другому нельзя. В конце концов они согласились, и на Юшуньской улице скоро должны появиться дома с горизонтальной разводкой. Но ведь это - капля в море.

А.С.Курбатова: В любом случае Вы отстояли свою позицию.

А.Я.Шарипов: Я к тому, что экспертиза должна учитывать легитимность подобных нововведений. Нужно  обеспечить условия для приборного учета потребленного тепла. А если этого сделать нельзя, необходимо обязательно объяснить, почему.

А.С.Курбатова: Но ведь сейчас никто никому ничего не объясняет.

М.А.Шарипов: Пока - нет. А вообще ситуация парадоксальная: для наиболее  незащищенных слоев населения принимаются наиболее дорогие в обслуживании инженерные системы.

Когда не возникает проблем с энергосбережением и энергоэффективностью зданий? В двух случаях. Во-первых, когда заказчик является собственником будущего здания. Ему выгодно использовать новации, которые  удешевят  эксплуатацию. Собственник четко понимает, что если на этапе проектировки и строительства капитальные вложения и увеличиваются на 10%, уже через два-три года ощутимое  снижение эксплуатационных расходов позволит окупить расходы. Я уже не говорю о преимуществах, которые получают владельцы экологичных зданий и социально-ответственного бизнеса.

Во-вторых, нет проблем при строительстве элитного жилья. В этом случае застройщики не скупятся: нужно держать марку, она ко многому обязывает. К тому же они обычно занимаются и эксплуатацией своих домов. И хотя стоимость обслуживания квадратного метра элитного жилья не идет ни в какое сравнение с теми же показателями социального жилья, могу вас заверить: потребление единицы топлива для отопления одинаковой площади в элитном жилье меньше, чем в социальном. Вот такая ситуация.

А.С.Курбатова: И долго будет так продолжаться?

М.А.Шарипов: На мой взгляд, одна из основных проблем, которые замедляют внедрение теплосберегающих технологий, - цена на газ. Пока внутренние цены не вырастут, наши усилия не получат особой поддержки ни у населения, ни у бизнес-сообщества. Европейские цены не сравнить с нашими, поэтому у них повышение КПД какого-нибудь отопительного котла на полпроцента воспринимается как национальное достижение. О нем кричат местные газеты, конструкторы получают медали - еще бы, эти полпроцента экономии сулят конкретные налоговые и социальные льготы! А у нас даже двух-трех-пятипроцентные повышения эффективности ничего не значат. Вот если бы можно было выгадать процентов 10 - 15, тогда бы и наши зашевелились...

А.Я.Шарипов: В Московском регионе возводится 10 миллионов квадратных метров высотного жилья. В каждой квартире устанавливается электрическая плита. Скажите мне: с экологической точки зрения электроплиты лучше или хуже газовых плит?

А.С.Курбатова: Для меня, как для хозяйки, лучше. Но для жителей мегаполиса, наверное, хуже.

А.Я.Шарипов: Почему хозяйки считают, что газовые плиты хуже?

А.С.Курбатова: Потому что воздух квартиры насыщается продуктами горения.

А.Я.Шарипов: Ну, вопросы улучшения работы вентиляционной системы зданий - это проблема, которая легко решается. Я считаю, что электрические плиты наносят экологии города колоссальный ущерб. В Московском регионе чистота воздушной среды зависит от количества сожженного топлива. А электроэнергия, необходимая для работы  электроплит, вырабатывается на ТЭЦ с КПД  35%. При транспортировке теряется еще 2 процента. Потом ее нужно превратить в тепловую энергию: плита должна греться. КПД электрической плиты - 60%. Если эти 60% умножить на 0,3,  получается, что КПД электрической плиты в переводе на потенциальную энергию газа равен 18%. А сжигание газа напрямую в газовой плите дает КПД в 60%. Кроме того, мы не теряем энергию ни при ее нагреве, ни при  остывании.

А.С.Курбатова: Если бы мы солнечную энергию переводили в электроэнергию, тогда другое дело...

А.Я.Шарипов: Но Вы же не станете спорить, что  разница впечатляет - 18 и 60%?

А.С.Курбатова: Безусловно.

А.Я.Шарипов: Для получения электроэнергии сжигается колоссальное количество  газа,  причем  продукты  горения  загрязняют  московский воздух. А если бы мы жгли его в газовых плитах, можно было бы в 3-4 раза уменьшить расход газа на ТЭЦ. Почему Москва этого не делает?

А.С.Курбатова: По нормативам безопасности высотные здания нельзя оснащать газопроводами.

А.Я.Шарипов: Но почему? Почему Франция, Италия, Китай, Япония могут использовать газ в высотках, а мы оборудуем газопроводами здания не выше 10 этажей? Какая разница, на каком этаже может произойти взрыв: на пятом, первом или на пятнадцатом? Ведь технических возможностей для того, чтобы обезопасить эти системы, предостаточно.

Наши нормативы устарели, потому что двадцать лет назад не было ни газоанализаторов, ни приборов контроля воздушной среды, ни возможности обеспечить достаточную вентиляцию. Но сегодня все это появилось! Почему же мы продолжаем жечь газ на ТЭЦ?

М.А.Шарипов: И не только продолжаем, но и планируем в будущем году ввести в Москве новые мощности - 426 мегаватт. Если считать, что Куркино потребляет 70 мегаватт,  этого объема хватит шести таким районам.

А.Я.Шарипов: Но мы должны думать, во-первых, об экологии, а во-вторых, об экономии энергоресурсов. Если планомерно снижать потребление, России вполне хватит имеющихся у нее запасов нефти и газа.

А.С.Курбатова: Ну,  хорошо, допустим, Москва может позволить себе такую роскошь - это самый богатый город России. А что регионы, они не задумываются о необходимости экономить топливо?

А.Я.Шарипов: К сожалению, у нас никто не может выпрыгнуть за пределы записанной в документах нормы. Но ведь техника и технологии шагнули далеко вперед, наступил XXI век! Если раньше нельзя было ставить вытяжную вентиляцию из-за шумности вентилятора, то сейчас разработано множество бесшумных вентиляционных систем и еще больше систем безопасности, контролирующих подачу газа не только в здание, но даже в газовую горелку. Современные газовые плиты имеют функцию газоконтроля, поэтому не страшно, если хозяйка не обратит внимания на то, что кипящая кастрюлька заливает горелку. Автомат просто перекрывает подачу газа.

Взрывы бытового газа происходят потому, что сейчас за старую систему никто не отвечает, никто за ней не следит уже лет 10-15.

А.С.Курбатова: То есть это системная проблема жилищно-коммунального сектора?

А.Я.Шарипов: Совершенно верно. Ее нужно решать, но решать по-новому. Нужно создавать сервисные службы, которые отвечали бы за исправность системы подачи газа потребителю. Хорошо бы возобновить поквартирные обходы слесарей-газовиков. А в идеале вообще убрать из проектов кухонь все разъемные соединения. Мы, например, так и поступили, когда разрабатывали для Серпухова поквартирную систему отопления.

А.С.Курбатова: А кто заказал ее разработку?

М.А.Шарипов: Министерство обороны, когда строило жилье для военнослужащих.

Мы ратуем за рациональное использование газа в квартирах, котельных или в котельных-пристройках. В Московской области, например, приходится сталкиваться с очень серьезным сопротивлением Министерства ЖКХ. Они требуют повысить надежность работы газовых сетей отопления за счет возможности использования альтернативного топлива.

Но как только находится топливо-дублер, например дизельное, наши предложения теряют смысл: появляется потребность где-то размещать резервуары, в которых оно должно храниться, нужно искать подходящий участок, его приходится огораживать, обеспечивать его безопасность... Мы пытались учить чиновников математике, пытались объяснять, что надежность системы теплоснабжения газовой сети гораздо выше надежности любой альтернативной сети. Создается ощущение, что нас просто не хотят понимать.

Через стены многоэтажного жилого дома теряется до 40% тепла, через окна - 18%, подвал - 10%, крышу - 18%, вентиляцию - 14%

Та же ситуация повторилась с котельной, расположенной между Куркино и Новокуркино. Ее мощность планируется увеличить на 200 мегаватт. А мы говорим, что этого  делать нельзя: она не сможет удовлетворить потребности обоих районов. В Новокуркино очень плотная застройка, поэтому найти земельные участки под котельные практически невозможно. Мы предложили проект отопительной системы, замкнутый на крышную котельную. Но нам «зарубили» этот проект.

...

...

Полная версия материалов доступна только подписчикам.

Авторизуйтесь или ознакомьтесь, пожалуйста, с условиями подписки »