Острые углы «круглых столов»

Мы продолжаем публикацию материалов «круглых столов», предшествовавших VII научно-практической конференции ЭКОRЕАL-2007 «Стандарты качества городской среды». Цель их проведения заключалась в подготовке условий для разработки системы московских экологических стандартов качества городской среды.

Шестой «круглый стол» был посвящен теме «Водные ресурсы столицы».

Предлагаем выдержки из выступлений Е.А.Еловой, начальника Управления водными ресурсами Департамента природопользования и охраны окружающей среды, Н.Б.Карповой, ведущего специалиста ГУП МосводоканалНИИпроект, Н.А.Кочетковой, ведущего специалиста Мосгосэкспертизы

Е.А.Елова, начальник Управления водными ресурсами Департамента природопользования и охраны окружающей среды

О реке Москве. Основной водный объект столицы - река Москва. Уже на входе в город в ее водах наблюдаются предельно допустимые концентрации загрязняющих веществ (ЗВ), особенно металлов. Сегодня река нормируется по рыбохозяйственным нормативам, поэтому уже на входе по многим показателям отмечаются превышения в полтора-два раза. Течение реки в пределах Москвы можно разделить на три зоны. Первая, наиболее чистая - от входа в город до Крымского моста. Вторая ограничена Садовым кольцом, на нее приходится пик систематических превышений по большинству загрязняющих веществ, а по металлам и нефтепродуктам фиксируются разовые превышения нормативов даже хозяйственно-бытового водопользования. Третья зона - от Садового кольца до Курьяновской станции аэрации. Для нее характерны 5-7-кратные превышения по биогенным элементам - аммонийному азоту, нитритам, по фосфат-группе. В результате на выходе из города увеличивается степень загрязнения речных вод органическими и неорганическими ЗВ. О концентрации ртути данных нет, потому что она не включена в перечень 25 загрязняющих веществ, опасных для жизни города. Основной источник загрязнения в пределах городской черты - поверхностный сток. Он убивает малые реки, содержание ЗВ в их водах существенно выше, чем в водах реки Москвы.

О пользователях. По всей Москве насчитывается не больше пятидесяти юридических лиц, оплачивающих право спецводопользования. Представьте: всего 50 законопослушных пользователей на тысячи неплательщиков. Стоки с их площадей проходят под условным названием «водосток селитебных территорий». На самом деле в сток с селитебных территорий входят стоки организаций и предприятий, не имеющих с Мосводостоком договоров абонирования. На сегодняшний день только 30% юридических лиц заключили такие договоры и оплачивают свои сбросы, а остальные 70%, от которых образуется основная часть поверхностного стока, никакими договорными, то есть природоохранными, документами, не охвачены. Эта составляющая загрязнений оплачивается за счет городского бюджета.

Селитебные территории не связаны договорными отношениями с Мосводостоком, за их обслуживание платит город. Основные источники загрязнений водосточной сети - автодороги, муниципальные автостоянки, транспортные предприятия. Город вынужден не только за свой счет очищать их стоки, но и вкладывать собственные деньги в реконструкцию и строительство очистных сооружений. Сейчас Мосводосток разрабатывает новые правила, которые охватят селитебные территории, но пока этот вопрос не отрегулирован.

О Водном кодексе. Водный кодекс определяет все реки как федеральную собственность. Пруды являются собственностью города, если земельный участок под ним относится к городской собственности. А так как земля в собственность еще не определена, это право только продекларировано, но реально не работает.

Сейчас собственность на водные объекты четко привязана к собственности на землю, но четкой схемы оформления документов, разрешающих предприятию сброс на территорию города, пока не существует.

Предприятие обязано получить разрешение на пользование водным объектом для сброса сточных вод. Насколько я понимаю, это первый из документов, которые следует иметь собственнику производства, хотя их реестр пока не составлен. 21 августа 2007 года вышло постановление Правительства Москвы № 713 «О реализации полномочий города Москвы в отношении использования водных объектов». В соответствии с ним, чтобы получить пакет разрешающих документов, спецводопользователь должен согласовать условия  своих сбросов с московским Департаментом природопользования и охраны окружающей среды. Потом ему нужно подать документы в Департамент жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства и получить разрешение на право использования водного объекта. Подчеркну: я не могу сказать точно, какой шаг должен быть первым, какой - вторым.

О реестре Московско-Окского бассейно-водного управления. Московский Департамент жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства оформляет разрешение на пользование водным объектом, но оно не вступает в силу до тех пор, пока не будет зарегистрировано в реестре Московско-Окского бассейно-водного управления (МОБВУ).

Это федеральный объект управления. Правда, полномочия у них забрали, но у МОБВУ остались функции сбора, и он считается органом управления. Далее нужно рассчитать предельно допустимый сброс. До июля 2007 года ПДС согласовывался в Московско-Окском бассейно-водном управлении, и Ростехнадзор выдавал разрешение на сброс. Действующее законодательство не дает точного ответа, какая организация его утверждает. Постановление Российской Федерации № 469, принятое в 2007 году, записало эту функцию за Федеральным агентством водных ресурсов. Другими словами, городу переданы полномочия по предоставлению прав пользования, а у Федерации остались полномочия по утверждению ПДС.

Короче говоря, предприятие получает в ДЖКХиБ решение о предоставлении водного объекта в пользование, регистрирует его в реестре МОБВУ, там же утверждает ПДС и в Ростехнадзоре получает разрешение на сброс загрязняющих веществ. Мне представляется, что порядок должен быть таким. Но еще раз повторюсь: процесс получения разрешения на сбросы пока не прописан ни в одном нормативном документе. Мне представляется логичным вначале получить решение о предоставлении водного объекта в пользование от ДЖКХиБ, а потом утверждать ПДС.

О законах и нормах. Я поражаюсь тому, как пишутся наши законы! Они так сформулированы, что соблюдать их невыгодно. Водопользователь не становится плательщиком за сбросы до тех пор, пока он не зарегистрирован в реестре, а ведь это на руку недобросовестным предпринимателям...

Я не могу сказать, на какой стадии следует разработать нормы предельно допустимого сброса (ПДС), потому что существующие нормативные документы не регламентируют этот процесс. В проекте методических указаний для предоставления водного объекта в пользование нет ПДС, и в решении предоставления водного объекта не указано, что водопользователь обязан утвердить предельно допустимый сброс. Там написано, что в решении должно быть указано качество воды в водном объекте ниже сброса. В нашем случае, когда водопользователей на реке Москве очень много, а ее воды не отвечают нормативным требованиям, я затрудняюсь ответить, как мы будем нормировать это «качество ниже сброса»...

Закон об охране окружающей среды изменился, а значит, изменились требования к нормированию. Во-первых, нужно установить уровень предельно допустимых вредных воздействий на водные объекты. Методики его определения пока нет, на сегодняшний день существует только устаревшая методика 95-го года. Во-вторых, Водный кодекс продекларировал разработку целевых показателей качества водных объектов, но методические документы, позволяющие это сделать, не разработаны. Третий критерий, который закладывается при утверждении ПДС, - наилучшие технические нормативы, которые должны быть описаны по наилучшим технологиям. Вот три кита, заложенные в основу нормирования сбросов. Разработчики этой методики находятся в сложнейшем положении: не имея никакого критериального подхода, они обязаны создать этот документ и в течение месяца его утвердить.

 

Н.Б.Карпова, ведущий специалист ГУП МосводоканалНИИпроект

О разработке методик. Елена Александровна Елова дала представление о немыслимо трудной ситуации, в которой мы вынуждены разрабатывать методику расчета ПДС - разрешенного сброса, который водопользователь может сделать в водный объект с условием, что в контрольном створе будет достигнуто ПДК. Поскольку ПДК сегодня «от рыбхоза», значит, они имеют смысл для рек, имеющих способность к самоочищению. Но для Московского региона, если следовать четко ПДС, сбросы должны быть чище, чем ПДК расхода. Поэтому сейчас сбросы разрешено делать в черте города.

Это значит, что по конкретным показателям есть определенный уровень массы загрязняющих веществ, за которые водопользователь должен заплатить под фактор ПДС. То есть сейчас, по новому кодексу, водопользователь платит не за водопользование, а за загрязнения, и размер оплаты зависит от уровня ПДС. Поэтому перед всеми собственниками остро стоит вопрос правильного расчета ПДС. Но я думаю, что в сегодняшних условиях нам не удастся сделать ничего нового, потому что замечания, которые дали водопользователи, возвращают нас к старой терминологии, к старой методике, и продвинуться вперед вряд ли получится. Как были рыбохозяйственные нормативы, так они и останутся. Мы привязаны к старой терминологии, к старым подходам, все еще работают ГОСТовские термины. Мы уходим вперед, а нас тянут назад. Это очень важная проблема, но она никак не решается.

О критериях качества. В  свое время из-за появления термина «коллекторно-речная сеть» мы не смогли согласовать правила. Если водохозяйственный объект реально существует, но его нет в нормативных документах, он не финансируется.

Сегодня не рассчитаны нормативно допустимые воздействия, нет критериев качества водной среды, четких зависимостей качества воды и экологического состояния реки. Мы понимаем: качество воды плохое, экологическое состояние реки скверное, но чтобы мы смогли перевести качество на деньги (деньги - самый четкий экономический механизм), нужно изменить ситуацию. По нынешним законам, если предприятие вынуждено пользоваться грязным водным объектом, оно должно заплатить не только за свою долю загрязнений, но и за неудовлетворительное состояние этого объекта.

Еще одна трудность состоит в том, что сегодня очень много контролирующих органов, но нет ни одной службы, которая отвечала бы за качество воды. Спросить не с кого, все вопросы повисают в воздухе.

О проектах сокращения санитарно-защитных зон. Москва вплотную приблизилась к промышленным и коммунальным зонам, дальнейшее их сокращение практически невозможно. Если раньше водоохранные зоны водохранилищ составляли 200 метров, то сейчас - всего 50 метров!

Чтобы применять дорогостоящие зарубежные технологии, нужно, во-первых, вкладывать в них средства, во-вторых, до буквы соблюдать законы. Ментальность многих наших предпринимателей от этого бесконечно далека.

Технологии очистки поверхностного стока, по крайней мере, на бумаге декларируются рыбохозяйственными нормативам, очистные сооружения тоже ориентированы на них, однако водопроводы, канализационные станции нормируются отнюдь не «рыбхозом».

Конечно,  на практике, при эксплуатации приходится сталкиваться с дороговизной или чрезвычайной сложностью технологий. Все эти рассуждения относительно применения наилучших технологий, как внедрять, как применять технические регламенты, тормозят развитие ситуации. Пока не закончится говорильня, дело не сдвинется с мертвой точки. Мы разрабатываем методику расчета ПДС. Казалось бы, была возможность сделать новый документ, но даже шага вперед не получилось, потому что принимающие органы просто отвергают наши разработки, не допускают ничего нового.

 

Н.А.Кочеткова, ведущий специалист Мосгос-экспертизы.

О практике строительства. Сооружения и технологии Росэкостроя тянутся к новостройкам, в районы Бутово, Щербинка, Кожухово. Там строятся очистные сооружения, реконструкция старой системы произведена только в Некрасовке, да и то потому, что вблизи шла реконструкция жилищного строительства. Кстати, на Юго-Востоке строительство уже шагнуло на Люберецкие поля фильтрации, так что проблемы растут, как снежный ком...

Мы требуем от проектировщиков повышения эффективности очистки, но у них нет наработок по эксплуатации очистных сооружений, особенно по сооружениям глубокой очистки. Когда мы запрашиваем анализы по очистным сооружениям на Третьем транспортном кольце, они отвечают, что не имеют таких данных. Практика показывает, что их эксплуатацией никто не занимается...