Японский сад

О.Л. СТАРЫНКЕВИЧ

Первое, что бросается в глаза европейскому ландшафтному дизайнеру при взгляде на японский сад, - обилие свободных пространств, пустота. Нам, привыкшим полностью заполнять садовые площади, она может показаться тревожной. Но именно пустота - ключевой элемент японского садового искусства

Для садов Страны Восходящего солнца не характерна насыщенная цветовая гамма, в их колористическом решении преобладают зелёные, серые и коричневые тона. В отличие от парковой культуры Старого Света, для которой цветочное оформление едва ли не главная составляющая, в традиционных японских садах цветы - всегда только дополнение, только штрих, усиливающий впечатление. Этот прием - следствие религиозно-философских принципов, не приветствующих вмешательство в природу, улучшение или украшение существующих пейзажей. Разрешено лишь подчеркивать красоту и гармонию, заложенную в самой природе.

В отличие от суетных европейцев японцы склонны к молчаливому созерцанию прекрасного. Несмотря на занятость, они умеют находить время для того, чтобы весной любоваться распустившимися рододендронами и цветением сакуры, летом - контрастом зеленой листвы и холодных теней, осенью - яркими кленовыми всполохами, а зимой - тихой красотой заснеженного сада. Зима в этой стране - такой же садовый период, как весна, как лето. Японцы говорят о снежных шапках на ветвях деревьев как о «цветах, раскрывших лепестки в мороз и стужу». Для них уснувший сад прекрасен, потому что полон скрытых проявлений жизни. Возможно, это связано с представлением о смерти как о неизбежном этапе жизненного цикла, специфичным для восточной ментальности.

Невозможно понять философию японского сада без краткого знакомства с географическим положением Японии, ее национально-историческими особенностями и религиозными традициями.

 

История садового искусства

Сады и парки Японии отражают национальный характер ее жителей. Эстетическая концепция, применявшаяся для обустройства ландшафтов, основана на использовании приемов, готовящих человека к созерцательному восприятию природы. Согласно учению дзен, внешнее не существенно, главное скрывается внутри. Таким образом, основное назначение садового искусства Японии - научить человека вглядываться в обыденное, прозревая в нем самоценную красоту. Сегодня, в условиях постоянно возрастающих темпов урбанизации, этот принцип приобретает особую ценность.

О кленовые листья!
Крылья вы обжигаете
Пролетающим
птицам.

Как я завидую тебе!
Ты высшей красоты достигнешь
И упадешь, кленовый лист!

Сико 

История японского пейзажного садоводства насчитывает около 1300 лет. Старейший трактат о садоводстве, Сакутэйки, относится ко второй половине ХI века. В нем отражен немалый практический опыт проведения ландшафтных работ. Одни из его разделов посвящены основам композиции, а другие - решению технических проблем. Считается, что японцы заимствовали основы пейзажного искусства у китайцев и корейцев еще в VII веке. Однако уже через 300 лет им удалось создать оригинальный стиль садового дизайна, уникальные приемы расположения камней, водоемов, крошечных островков и насыпей, символизирующих море, горы и острова.

 

Географическое расположение и особенности ландшафта

Природа во многом объясняет происхождение стилистики японского сада. Япония - островное государство, 65% ее площади занимают гористые территории, малопригодные для земледелия и садоводства. Но прекрасные пейзажи - отвесные скалы и пологие склоны, горные ручьи и зеркальные озёра, открытые ветрам морские берега и причудливые формы деревьев стали достойными образцами для создания миниатюрных ландшафтов.

Прохладный ветер,
Пригнувшись к земле, изловчился
Достать и меня
***
В полуденный час
Растворяюсь - один-одинешенек -
В лазурном небе.

Исса

На небольших участках земли, тщательно выверяя гармонию трёх стихий - камня, воды и растений, японские садоводы создают собственные модели мира. Камни они отождествляют с островами и скалами, воду или заменяющие её песок и гальку - с морской гладью и озерами, невысокие растения - с лесными кущами.

 

Философия и религии

В Японии распространены дзен-буддизм и синтоизм. В основе их философии учение о том, что истина может быть постигнута в результате некоего толчка извне, раскрывающего мир во всей его обнаженности. Традиционное садовое искусство, усвоившее поэтику намека и развивавшееся в постоянном стремлении освободиться от украшательства, готовило человека к такому восприятию мира и постижению смысла бытия.

Взаимопроникновение дзен-буддизма и синтоизма породило новое духовное движение, получившее название «двойной путь духов», в котором синто - обряды и внешнее проявление религии, а дзен - внутренний мир человека. Считается, что это особый тип мировоззрения, целостного постижения мира, в котором эстетическому восприятию и глубокому чувственному переживанию отводится особое место.

На осеннем ветру
собираю камни...
***
Травы - те, по
которым
я прошел, не оставив следа,
все давно увяли...

Сантока 

Характерная черта восточной ментальности - умение воспринимать лаконичные образы и активно их домысливать. Она объясняет сложную простоту и символичность, свойственные поэтике японских садов. В отличие от европейского паркового ландшафта, элементы которого подчинены направленному воздействию посредством цвета, фактуры и ароматов, японский сад преследует только одну цель: помочь человеку отстраниться от действительности, и, полностью растворившись в потоке бытия, обрести душевный покой.

Ключевыми моментами, требующими серьезного понимания, являются принципы японской эстетики «ваби» и «саби». Как и многие слова японского языка, они не имеют точного перевода на русский язык. «Ваби» можно определить как что-то «единственное в своем роде», даже как некоторое несовершенство, которое отличает конкретный предмет от его идеального образа. Категория «саби» связана со временем, «налетом времени», старением. Например, бетонный фонарик может быть единственным в своем роде, но не соответствовать идеальному образу этого элемента японского сада. Камень может быть старым, покрытым мхом, но если у него нет «ваби», он всего лишь грязный булыжник.

Пустое пространство, или «ма», служит для композиционного выделения элементов, расположенных рядом с ним, и, наоборот,  элементы оформляют само пространство. Это те самые полярные и переходящие друг в друга начала, которые определяются китайцами как «инь» и «янь». Невозможно создать что-то из ничего. Понятия «ма», «ваби» и «саби» имеют отношение ко времени и пространству: сад может принадлежать человеку, но никому не принадлежащее время пронизывает садовое пространство и даёт возможность увидеть разнообразную красоту одного и того же пейзажа на протяжении разных сезонов года.

Символизм

Для эстетики японского сада характерно большое количество символических элементов. Без знания их семантики невозможно воссоздать образы, заложенные мастером в основу ландшафтной композиции.

Несмотря на великую любовь японцев к растениям, именно в этом островном садоводстве сложился прием, не имеющий аналогов в мировом садовом искусстве. Только в Японии появились сады камней, в которых наличие флористических компонентов вовсе не обязательно... Для японского сада не так важно само растение, сколько связанная с ним символика, образ, рожденный формой, запахом, цветом, традициями, даже историческими событиями. Поэтому растения наряду с камнями, гравием, малыми архитектурными формами (пагодами, фонарями, изгородями) - всего лишь материал, которым садовник пользуется точно как же, как художник - красками.

Журавль и Черепаха - древние восточные символы долголетия. Черепаший век действительно очень долог, а Журавль обладает способностью, взмывая и растворяясь в небесах, переноситься в вечный мир божественных истин. Птица и рептилия олицетворяют единство противоположностей, неизменно присутствующее в символике японского сада: союз плоской медлительной Черепахи и высокого энергичного Журавля - залог природного равновесия. Рыбы тоже не случайно стали обязательными обитателями парковых водоемов. По восточным представлениям, они дети мифического дракона - покровителя водной и воздушной стихий.

Одно из наиболее известных японских растений - сакура. Ее лепестки не увядают на дереве, они срываются с ветвей свежими и живыми, и, упав на землю, несколько дней бело-розовым снегом лежат на земле. Цветы сакуры символизируют стойкость и чистоту, бамбук - мужество и благородство, сосна - долголетие и вечность. К лотосу в Японии относятся особенно трепетно, он означает чистоту, не подверженную негативным воздействиям реального мира. Белый лотос традиционно связан с образом Будды.

Важнейшие компоненты сада

Вода - один из важнейших компонентов японского сада, метафора жизненной энергии и постоянного движения. Достаточно посмотреть на планы буддийских храмов, синтоистских святилищ, императорских городских садов и парков, чтобы понять - они буквально окружены озерами, заводями, протоками и ручьями.

Застывшее движение воды можно увидеть в любом саду, в котором используется техника сухого пейзажа. Оно изображается на песке и гравии при помощи волнистых линий или концентрических кругов, имитирующих следы волн и упавших камней. Задача посетителя - не просто оценить красоту и гармонию, но, сосредоточившись, увидеть и погружающийся в воду камень, и медленно расходящиеся волны. Согласно учению дзен, мир таков, каким его создает наше сознание.

Осенняя луна
Сосну рисует тушью
На синих небесах.

Яркий лунный свет!
На циновку тень свою
Бросила сосна.

Рансэцу 

Японцы в отличие от европейцев считают, что высшее творение природы не человек, а камень. Именно камни - носители емкой и точной информации. Это заключение сложилось гораздо раньше появления первых садов и во многом объясняет благоговейное отношение к первозданному, необработанному камню.

Любой японский сад - это «сад камней», потому что с распространением и развитием учения дзен роль камня в создании облика сада резко возросла. Призывая понять истину через созерцание, заставляя работать воображение, дзенские сады приобретают все более упрощенный вид. В таких ландшафтах камень часто становится единственным средством, демонстрирующим красоту и величие природы. Высокий вертикальный камень, низкий вертикальный, изогнутый, наклонный и горизонтальный камни формируют «скелет» японского сада. Обычно они размещаются триадами, но это необязательное условие. Два вертикальных камня, один из которых чуть меньше другого, могут символизировать мужчину и женщину, но традиционно в композициях используется три, пять или семь камней.

Как и большинство элементов японского сада, его изгороди и калитки имеют символическое значение. Зритель должен смотреть на сад как на отдельный мир, в котором нет места печалям и переживаниям. Ограды отделяют посетителя от внешнего мира, они также инструмент реализации принципа «миегакуре», его можно перевести как «скрывать и воспроизводить». Иногда мастера вырезают в сплошной стене небольшие оконца, чтобы прохожие могли краешком глаза взглянуть на скрытую красоту. Ворота становятся границей, за которой при входе следует оставлять ежедневные проблемы, а на выходе - готовить себя к встрече с суетным миром.

...

...

Полная версия материалов доступна только подписчикам.

Авторизуйтесь или ознакомьтесь, пожалуйста, с условиями подписки »