«Сад регулярной и ранжерея...»

Реконструкция, восстановление и воссоздание царицынских оранжерей

Вероятно, оранжерея появилась в усадьбе Кантемиров в 1740-х годах, когда здесь был возведен новый господский дом и разбит регулярный сад вблизи него. Где-то рядом находилась и «ранжерея». По описи 1772 года в ней числились лимоны (17 «дерев»), померанцы (36), гвоздичные деревья (19), розаны (7 горшков), алоэ (2 горшка), груши (2 дерева), персики (3 горшка), фиги (30 деревьев), а также 3 куста винограда.

Обустройство. Как это было

На протяжении XVIII - первой половины XIX века имение Черная Грязь, а впоследствии Царицыно обладало богатым оранжерейным хозяйством. Его основы были заложены еще в то время, когда усадьбой владели  Кантемиры. В 1784 году по велению новой хозяйки, Екатерины II, за глубоким оврагом, ограничивающим с востока территорию парка, Баженов начал строительство нового здания оранжереи в «готическом вкусе». До нашего времени сохранился ее закладной камень.

Расцвет оранжерейного хозяйства пришелся на период с 1802 по 1814 год, когда имением Царицыно управлял П.С.Валуев. Своей целью он считал увеличение ежегодной доходности хозяйства до 12 000 рублей.

Уже к 1804 году «все ранжереи» были «приведены в цветущее состояние и зделаны две новые для винограду и ананасов из белого камня». В сентябре 1804 года для преобразований в Английском саду и оранжереях нанят иностранный садовник - прусский подданный Карл Сигизмунд Унгебауер.

В 1805 году оранжерейное хозяйство существенно перестроилось. Валуев сообщал в ежегодном отчете императору Александру I: «Ранжереям старым вместо неблагообразной старой фасады дана новая в лучшем виде. Внутри оных зделана большая зала, поддерживаемая двумя колоннами для померанцевых деревьев, и построена по надобности еще новая ранжерея из белого камня».

Оранжерейные пруды, вода из которых использовалась для полива растений,  были очищены,  на питавшем их ручье устроены две плотины. В том же году садовый мастер Унгебауер разбил в заовражной части усадьбы новый Воздушный сад и посадил в нем яблони, груши, сливы, вишни, малину, смородину и крыжовник. И старый, и новый Воздушные сады сдавались в аренду. Существенно расширился состав растений в оранжереях: они обогатились экзотическими для Подмосковья ананасами, виноградом, арбузами, дынями, а также редкостными «ботаническими растениями». В 1807 году для «присмотра» за ними приглашен «знающий в сем деле иностранец Крестьян Крестьянович Тайхман».

Все это дало свои результаты: если в 1802 году продажа плодов и растений из царицынских оранжерей и садов принесла доход приблизительно в 900 рублей, то в 1811 году прибыль составила 5 тысяч 176 рублей. По отзывам современников, в первой трети XIX века царицынское хозяйство было одним из лучших в Подмосковье. К 1825 году в нем насчитывалось уже восемь оранжерей, их продукция поставлялась не только в Петербург, к императорскому столу, но и шла на продажу. Годовой доход от торговли экзотическими растениями и фруктами достигал 8 тысяч рублей.

Два Оранжерейных пруда, Грунтовые сараи, Оранжерейные плотины, Оранжерейный мост и сами оранжереи вместе с Воздушными садами составляли хозяйственный комплекс имения. Вынесенный за пределы дворцового ансамбля и примыкающий к Хлебному дому - Кухонному корпусу, он напоминал хозяйственные дворы старинных русских усадеб с их фруктовыми садами и рыбными прудами.

Для обогрева оранжерей использовалась боровая система отопления, самая рациональная для своего времени: тепло, высвобождавшееся при сгорании топлива, равномерно распределялось при помощи боровов - длинных, почти горизонтально уложенных труб. Борова, выложенные из кирпича или камня, аккумулировали тепло, медленно и равномерно отдавая его помещениям.

Чем длиннее борова, тем выше эффективность системы отопления, но тем большего внимания требует их эксплуатация: медленная скорость продвижения продуктов сгорания внутри борова вызывала отложение сажи, этот процесс мог привести к закупорке системы и к возгоранию. По всей вероятности, процедура прочистки боровов была не самой приятной, после нее даже растения становились похожими на трубочистов. Еще один недостаток борового отопления - высокая вероятность утечки угарного газа через неплотные стенки горизонтального дымохода. От угара могли погибнуть не только люди, работающие в оранжереях, но и сами растения.

Устройство боровой системы отопления невозможно без искусного печника: мастер должен был точно рассчитать уклон борова и высоту вертикального дымохода, необходимую для создания тяги. Боров располагался выше уровня топки, но ниже уровня поверхности пола оранжереи. Боров был как бы утоплен в пол, для печи устраивалось специальное углубленное помещение. Чем длиннее боров, тем выше вертикальная часть дымохода. Подбрасывать топливо и вычищать золу и сажу приходилось достаточно часто, поэтому работа истопника оказывалась очень востребованной. Для отопления большой площади использовалось несколько боровов. Они располагались по периметру оранжерей, для поддержания необходимой температуры одновременно протапливалось несколько печей.

Царицынское оранжерейное хозяйство пришло в упадок в середине XIX века, потому что после прокладки Крымской железной дороги появилась возможность быстрой и дешевой доставки южных фруктов и цветов. К сегодняшнему дню от оранжерей остались только полуразрушенные фундаменты.

Реконструкция, восстановление, воссоздание?

В 2004 году Правительство Москвы приняло постановление о реконструкции дворцового ансамбля и парковой территории музея-усадьбы Царицыно. Начались поиски способов восстановления оранжерейного комплекса. Вначале было важно определить, как станет использоваться оранжерейное  хозяйство. От этого зависело, какие решения следует предусмотреть для удобства эксплуатации комплекса, какие условия необходимы для предполагаемого видового состава растений, какие меры нужно принять для компенсации экскурсионной нагрузки.

Дирекция музейного комплекса определила, что после воссоздания корпусов в них разместится экспозиция «История оранжерейного хозяйства в России». Специалисты НИиПИ экологии города приступили к проработке вариантов реконструкции царицынской территории.

Первый вариант

Полная реконструкция исторического облика оранжерейного хозяйства подразумевает воссоздание не только оранжерей, но и всего оранжерейного комплекса, включающего Грунтовые сараи, Оранжерейные пруды и Воздушные сады.

Второй вариант

Этот проект не предполагает полного воссоздания исторического облика оранжерей вместе с видовым и количественным составом растений, ограничиваясь возрождением Виноградной оранжереи и оранжерей первого, второго и третьего корпусов.

В каждой оранжерее предусматривается организация экспозиций по отдельным климатическим зонам: в первой экспонируются растения пустынь, во второй - тропические растения, в третьей - растения сухих и влажных субтропиков, четвертая отводится для выращивания рассады и лечения растений.

Третий вариант

Третий вариант расширяет возможности, предложенные во втором варианте, при помощи

Техническое оснащение экспозиций предполагает создание акустического и ароматического театров.

PS Дирекцией ГМЗ «Царицыно» был принят первый вариант концепции - полная реконструкция исторического облика оранжерейного хозяйства.

И.В. Дуничкин, Т.Ю.Фоломкина


В начале XIX века повелением Александра I «сады как в Москве, так и подмосковные Царицынской и Всесвятской со всеми принадлежащими к оным оранжереями и людьми» были «препоручены» «в особенное и непосредственное ведение и управление» князя И.П Тюфякина, а также назначенного ему в помощь князя Л.А. Кольцова-Масальского. К этому времени при царицынских оранжереях состояли «ранжерейный мастер» Иван Селуянов и 7 садовников. Согласно описи 1802 года в царицынских оранжереях в кадках и горшках находились персиковые (1496), абрикосовые (129), «грушные» (3183), «вишенные» (934). «сливные» (1145), лимонные (76), померанцевые (33), лавровые (11), апельсиновые (2), миртовые (2), фиговые (3), шелковичные (2) деревья, яблони (111), кипарисы (11), кедр  (1) и проч. В «грунтах» содержались персиковые (30), абрикосовые (6) деревья, груши (17), вишни (104), а также 8 виноградных кустов. В саду близ оранжерей росло около 1000 яблонь. В оранжереях находились также цветочные растения в горшках: розаны (189), левкои (495), «фиоли» (95), гвоздики (310), маргаритки (15), «кавалерские звезды» (пассифлора, 3) и др., а также травы - рута (35 горшков) и шалфей (27). Комнатные растения выращивались в теплице, среди них были розаны китайские (2), «желтые жасмины» (3), «жасмины обыкновенные» (25), волкамерии (10), гелиотропы (5), гортензии (5), флоксы (20), герань разных сортов (24), ирис (11), резеда (11). Здесь же находились 9 горшков «трав американских», по 3 горшка тимьяна и розмарина. Из ягодных растений в опись были включены 40 кустов малины, 4 куста смородины, 580 кустов земляники «месячной» и 85  - американской.


 

ЦАРИЦЫНСКИЕ ОРАНЖЕРЕИ
Историческая справка (по материалам кандидата исторических наук Барановой А.А.)

1775
В мае императрица Екатерина II купила у отставного бригадира князя С.Д. Кантемира имение Черная Грязь с деревнями с тем, чтобы создать здесь Царицыно Село. Одним из пунктов поданного 14 июня управителем имения В. Я. Карачинским на имя императрицы «доклада что потребно» значились: «Сад регулярной и ранжерея к которым потребно садовых мастеров».

1779
К октябрю  оранжерея была готова, о чем и сообщил Карачинский в записке для доклада императрице: «Конфирмованным ея императорского величества указом поведено из стараго кантемировскаго дому построить ранжерею коя и построена на годовую пятисотную сумму».
Где же находилась эта оранжерея? Баженов дает нам две привязки: «где были в присутствие вашего императорского величества (т.е. летом 1775 года. - А.Б.) конюшни» и «на противной стороне за плотиной». Еще одна подсказка, упоминаемая  позже в донесениях архитектора, плотина у строившегося здания «кухонь». Речь идет о плотине через овраг, получившей впоследствии название «оранжерейной».

1784
Летом в записке для доклада императрице Карачинский писал: «За умножением до десяти тысяч ранжерейных дерев потребна аранжерея, то не поведено ль будет оную зделать где прежде были конюшни каменную на сто дватцати саженях на которую и потребно денег 25 тысяч рублей». По высочайшему указу Кабинета от 13 августа 1784 года эти деньги были отпущены Карачинскому в течение 1784-1785 годов.

1801
Плоды из оранжерей продавались по контракту желающим, но доход oт этого был невелик. Так, в ноябре 1801 года были заключены условия с московским купцом Кирилою Масленниковым на снятие им плодов из Царицынских оранжерей. В августе 1802 года от него было получено 141 рубль 75 копеек за снятые в июле две тысячи сто персиков (по цене 6 рублей 75 копеек за сотню). Заметим, что царицынские садовники имели материальную заинтересованность в продаже плодов и деревьев из оранжерей, поскольку еще в 1794 году по докладу управителя А.И. Воейкова последовало высочайшее повеление о произведении «садовникам сверх жалованья их из суммы выручаемой за ту продажу по дватцати копеек с рубля».
Возобновление оранжерейного хозяйства Валуев счел своеобразным ключом к превращению Царицына в приносящее доход имение и приступил «к поспешному усовершенствованию сих предметов яко отраслей пользы казенной».

1804
Постройка новых оранжерей велась архитекторами Экспедиции Кремлевского Строения летом. По итогам года Валуев доложил императору: «Ранжереи все приведены в цветущее состояние и сделаны две новыя для винограду и ананасов из белаго камня». Новые оранжерейные корпуса были возведены рядом с существовавшими, ниже по склону оврага.

1807
Карл Унгебауер - главный садовый мастер  стремился обогатить сады и оранжереи редкими, «ботаническими», растениями. В сентябре  1806 года он доносил Валуеву: «Так как в Царицынских аранжереях ботанических растений кои  украшали их и могли приносить казне желаемый доход, весьма мало, почему неблаговолите ли приказать отправить в С.-Петербург из оных оранжерей фруктовыя деревья такия, кои есть в дурном виде, и приносят плод веема малой, а именно: слив девяноста, персиков семдесят, абрикосов дватцать, вишен дватцать, а всего двести,..., на триста рублей, чтобы их выменять на такие растения кои для аранжерей нужны». И такое «обогащение» ему удалось: достаточно сравнить описи оранжерейных растений начала 1800-х и 1810-х гг.

1809
На начало 1809 года при оранжерее состояли два садовых подмастерья, 8 садовников и 6 учеников.

1814
Н.Б. Юсупова, сменившего Валуева на посту главы ЭКС в 1814 году, Царицыно интересовало мало. Ведь у него была собственная любимая «подмосковная» вотчина - Архангельское. Однако и при нем приносившему доход оранжерейному хозяйству уделялось гораздо большее внимание, нежели «бесполезным», недостроенным и разрушавшимся дворцовым постройкам. В следующее десятилетие царицынские оранжереи продолжали давать стабильный доход и были одними из богатейших в московском регионе по наполнению, о чем можно судить по опубликованной И.Е. Забелиным описи их растений (1825).

1844
Существующие оранжереи постепенно пустели. Так, в 1844 году в Санкт-Петербург на 22 подводах было отправлено 350 померанцевых и 4 миндальных дерева из царицынской померанцевой оранжереи «для украшения комнат» во дворцовых помещениях Петербурга и Царского Села. Оставшиеся деревья были проданы, и померанцевая оранжерея прекратила свое существование. Оранжерейные постройки ветшали и нуждались в постоянной починке, а продажи плодов и растений из них неуклонно уменьшались.

1859
Оранжереи стали одной из первых оброчных статей царицынского имения, отданных в аренду. В 1859 году Московская дворцовая контора передала оранжереи с грунтовыми сараями, парниками и землею под ними в содержание на 12 дет коллежскому советнику И. Ю. Давидову.

1870
Осенью 1870 года Давидов изъявил желание продлить срок аренды ещё на 12 лет, предложив изменить условия контракта и уменьшить размер арендной платы. Против этого категорически возражал царицынский надзиратель В. Я. Венкстерн. По его мнению, новый контракт вел «к обращению каменных, еще до сих пор цепных построек в мусор, щебень и куски железа, долженствующие остаться собственностью арендатора, что совершенно равносильно совершенному уничтожению в Царицыне оранжерей». По убеждению Венкстерна, для удельного ведомства было бы выгоднее, если бы арендатор «погубил в зимнее время фруктовые деревья» и, нарушив тем самым условия договора, отказался бы от дальнейшей аренды, «оставив хоть постройки в настоящем их виде». Но удельная контора не вняла его предостережениям, и новый контракт с Давидовым был утвержден. В отличие от договоров на аренду дворцовых построек он не предусматривал сохранения не только архитектурного облика построек, но и самих зданий. Все переделки, перестройки, разборка строений могли осуществляться арендатором без ведома удельного начальства. И арендатор не преминул этим воспользоваться.
В 1870-х годах здание бывшей виноградной оранжереи сдавалось им в аренду купцу Стулову под устройство крахмального завода.

1880 - 1890 -е
К началу 1880-х годов оранжереи фактически прекратили существование. В 1887 году бывший оранжерейный участок сдавался в годичную аренду «под скос травы и сбор яблок». А в 1891 году земля из-под оранжерей с остатками каменных строений на ней была разбита на сдававшиеся в аренду участки.
К началу XX века вся бывшая оранжерейная территория была занята дачами. Единственный сохранившийся белокаменный оранжерейный корпус, надстроенный деревянным вторым этажом, использовался под дачи, потом здесь были коммунальные квартиры. А на оранжерейном участке ведутся интенсивные археологические раскопки.

В ближайшее время здесь предполагается возвести комплекс административных зданий музея-заповедника, повторяющий по планировке ансамбль оранжерейных построек конца ХVIII - начала XIX веков.

 



Фасад первого корпуса



Фасад второго корпуса. Витраж



Фасад третьего корпуса



Фасад виноградного корпуса


Фрагмент карты схемы царицынского парка