Институт комплексного развития территорий  Институт экологии города
главная
главная
  карта сайта
карта сайта
  контакты
контакты
       
 

 

Экоделовые новости

Какая энергия полезнее?

«Массовое использование экологически чистых источников энергии - воды, ветра, солнца может нанести природе больший ущерб, чем атомные электростанции», - считает профессор университета Рокфеллера Джесси Осубел.  Четверть века назад Осубел и его коллеги опубликовали доклад «Изменяя климат»,- первый в мире научный обзор причин и последствий парникового эффекта.

Сегодня он называет себя еретиком: «Главная ересь, которую я пытаюсь донести до широкой публики, состоит в том, что возобновляемые источники энергии, будь то вода, ветер, солнце или биомасса, вовсе не такие «зеленые», как принято считать». По мнению Осубела, экологически чистые возобновляемые источники энергии хороши лишь при локальном применении, их промышленное использование нанесет окружающей среде невосполнимый ущерб.

Для подтверждения своей позиции Осубел приводит конкретные цифры: атомная электростанция мощностью 1000 мегаватт-часов производит за год около 8 млрд киловатт-часов энергии. Чтобы «прокормить» аналогичную по мощности электростанцию, работающую на биотопливе, фермерам потребуется обработать более 250 000 га земли. Для сравнения: АЭС занимает примерно 40 га. Другой пример: в 2005 году США потребили около 4 млн мегаватт-часов электроэнергии. Чтобы произвести такое количество энергии с помощью ветряных генераторов, нужно застроить ими всю территорию Техаса и Луизианы, то есть более 780 000 кв. км.

Выход, по мнению Осубела, заключается в дальнейшем развитии атомной энергетики. Конечно, вопрос безопасности очень важен, АЭС должны стать намного надежнее. Но в будущем они должны производить не только электричество, но и водород. Именно водородная энергетика должна в будущем удовлетворить все потребности человечества.

Естественно, с Джесси Осубелом согласны далеко не все представители ученого мира. Джон Тернер из американской правительственной Национальной лаборатории возобновляемых источников энергии называет доказательства Осубела демагогией. По его расчетам, даже если перевести всю энергетику США на использование солнечной энергии, необходимая инфраструктура займет вдвое меньшую площадь, чем все дороги страны. Четверть необходимой энергии можно получить, просто разместив солнечные преобразователи на крышах.

Осубел, тем не менее, уверен, что первым произнес вслух то, о чем многие его коллеги знают давно, но не решаются говорить. «Я надеюсь, что за мою ересь меня не сожгут на костре и не четвертуют, как это было принято в Средневековье», - смеется он. Примечательно, что смелое заявление Джесси Осубела совпало с изменением настроений в американском обществе. В июне этого года Массачусетский технологический институт опубликовал результаты исследования, согласно которым уже 35% американцев выступают за увеличение использования атомной энергетики. Пять лет назад эта цифра была меньше на 7%.

Сколько генов в колбасе?

Продовольственная безопасность столичного населения не дает покоя московским законодателям. Они предложили производителям  с 1 июля этого года маркировать свою продукцию специальной меткой «Не содержит ГМО». Чтобы удостоиться такого знака, пищевые продукты должны пройти процедуру добровольной сертификации и получить подтверждение, что в их составе нет генно-модифицированных ингредиентов.

Для проверки пищевых продуктов на содержание ГМ-добавок планируется создать 16 специализированных лабораторий. Слух о том, что тестирование продуктов будет бесплатным, оказался сильно преувеличенным. По словам заместителя директора ГУП «Московское качество» Аси Марутян, проведение одной экспертизы стоит 3,5 тысячи рублей. Лаборатории будут выполнять заказ города, отслеживая содержание генноизмененных компонентов в продуктах, которые продаются в столичных магазинах. Полученная информация будет передаваться для распространения в средства массовой информации, далее решение о выборе по критерию «цена-качество» ляжет на плечи покупателя.

По словам Сергея Климова, генерального директора ООО «Евротрейд», большинство мясных изделий, лежащих на прилавках московских магазинов, содержат  соевые добавки, причем вероятность использования генно-модифицированой сои составляет около 70 процентов. «Если вы видите, что на оболочке колбасы указано: «Продукт не содержит сои», не верьте, это лукавство. Колбасы без соевых наполнителей можно приготовить только в домашних условиях. В условиях массового производства без них не обойтись», - продолжил предприниматель.

Современная наука достигла такого уровня, когда в ДНК любого животного или растения можно вживить инородный ген. Например, кубанские биологи вырастили генно-модифицированную пшеницу, «вшив» в ДНК обычного сорта ген сорняка, обеспечивающий стойкость колоса. Модифицированные гены можно найти в овощах и фруктах, которые продаются не только в магазинах, но и на рынках.

Если хочется уверенности в том, что на ваш стол не смогут попасть ГМ-овощи и фрукты, придется выращивать их на даче, но нет гарантии, что вы не купили семена ГМ-сортов. Впрочем, есть еще один выход: если позволяют финансы, можно отправиться за продуктами в специальные магазины биологически чистых продуктов, сейчас в Москве их несколько.

Один из продовольственных бутиков расположен на Остоженке. Его витрины радуют глаз приятным изобилием, однако цены повергают в шок: самая маленькая бутылка минеральной воды стоит 64 рубля, килограмм колбасы - 5000 рублей. Ассортимент представлен импортными продовольственными товарами, биологическая чистота каждого подтверждена соответствующим сертификатом.

Таким образом, выбор все-таки есть: хочешь есть билогически чистые продукты - готовься к подрывающим бюджет тратам, нет - ГМП появятся на твоем столе.

Мэрия продолжает архитектурные традиции

Недавно правительство Москвы рассмотрело стратегию развития города до 2020 года. Эта тема вызывает в  обществе немало дискуссий, многих волнует вопрос, в каком направлении двигается столица, какое будущее ее ожидает.

Никто не будет спорить с тем, что Москва очень изменилась за последние годы, причем эти перемены происходили не спонтанно, в их основе лежала тщательно продуманная программа городского развития. Ее главная задача заключалась в том, чтобы город стал не только красивым, но и функциональным, комфортным и удобным для проживания. Такова идеология развития столичного пространства на современном этапе.

Планы городского устройства за девять веков существования Москвы неоднократно претерпевали серьезные изменения. Период расцвета московской архитектурной традиции относится к исходу XVI века, примерно тогда же на Красной площади был возведен храм Василия Блаженного. К середине XVIII века город был перестроен в соответствии с модными европейскими веяниями. В застройке «града храмов и палат» появились храмы триумфальной архитектуры (Меншикова башня, церковь Иоанна Воина на Якиманке) и светские общественные здания европеизированной архитектуры (Монетный двор, Земский приказ, Арсенал, Сухарева башня, различные Триумфальные ворота).

Многие исследователи сравнивают Москву эпохи высокого классицизма с грандиозным пейзажным парком, в котором располагались потрясающей красоты павильоны - здания Сената, Университета, дома Пашкова, Благородного собрания, Петровского театра, импозантных дворянских дворцов. С известными оговорками можно утверждать, что знакомые нам очертания Москва приобрела после пожара 1812 года, освободившего ее от деревянных построек.

Сегодня столичные власти, воссоздавая памятники и традиции прошлого, не забывают о современных градостроительных тенденциях. В столице возводятся здания по проектам величайших архитекторов нашего времени - Нормана Фостера, Захи Хадида, Риккардо Боффила. Каждое из этих имен знаково для мировой архитектуры. Стратегическая задача нынешнего этапа развития градостроения видится более широко: форма урбанистического пространства должна гармонировать с его внутренней сутью. Реализуются новые архитектурные идеи, Москва теряет архитектурные стереотипы советского имперского стиля, приобретая черты мировой столицы.

Эклектичность застройки - неотъемлемая часть московской архитектурной традиции. Активное строительство, начавшееся вместе с двадцатым столетием, разрушило образ «первопрестольной» и вызвало поток критики. Зодчие и заказчики создавали здания во всех стилях: неорусском, неоготическом, египетском, неоклассическом, необыкновенной популярностью пользовались модерн и конструктивизм.

Чего только не оставил в наследство бурный и богатый событиями XX век! «Сталинский ампир» был навеян духом победы в Великой Отечественной войне, в послевоенных постройках появились немыслимые раньше национальные мотивы - декор в стиле «нарышкинского барокко» и шатровые верхи высоток. Во времена Хрущева вновь прорубается «окно в Европу», и Москва наполняется европеизированными постройками, появляются Дворец съездов, комплекс Нового Арбата, гостиницы «Россия», «Интурист». Брежневская эпоха запомнилась предолимпийским строительством и массовым возведением однообразных окраинных районов.

Сегодня столица перестраивается системно. Новые здания не уступают по качеству и архитектурному изяществу работам мастеров прошлого. Московские городские пространства становятся многофункциональными, а значит, более комфортными и для горожан, и для гостей столицы.

Share
Поместить ссылку в:
  • Перепечатка текстов и иллюстраций допускается только с письменного разрешения редакции.
 
 
RSS трансляция новостей
© 2005-2020 «Территория и планирование» - аналитический журнал о комплексном развитии территорий. ISSN 2074-2037 (Print), ISSN 2074-2045 (Online).