Реновации Группы компаний Реновa. Продолжение разговора

Беседу вели Придвижкин Станислав Викторович, директор филиала ЗАО «РЕНОВА-СтройГруп», (Екатеринбург) и Курбатова Анна Сергеевна, первый заместитель генерального директора ООО «НИиПИ экологии города».

   

К.А.С.: Планировочное решение «Академического» выглядит очень простым. Вы стремились к простоте и лаконичности или это кажущееся впечатление? 

П.С.В.: На самом деле любая гениальная вещь кажется совсем простой, когда работа над ее созданием практически завершена. Мы стремились к соразмеренности и старались избегать планировочных решений, развивающихся по кривизне или под острыми углами. Чем сложнее и запутаннее планировочная структура, тем сложнее в ней жить. Экзотика узких улиц и запутанных переулков - изюминка исторических центров старых городов, но для современных районов и для наших ритмов жизни она не подходит. Городское пространство должно быть понятным для ориентирования и сбалансированным с точки зрения шаговой доступности и с точки зрения транспортного обеспечения.

Ощущение, что планировочная структура «Академического» проста, на самом деле кажущееся, добиться такой организации городского пространства было достаточно сложно. Французским архитекторам, с которыми мы сотрудничали, многие решения давались с большим трудом. Мы спорили, проводили совещания с участием главного архитектора города и градостроителей из мастерской Генплана Екатеринбурга, каждый этап выносился на обсуждение общественности, администрации и градостроительного совета Екатеринбурга. Не скрою, было искушение принять авангардно-экстремальные решения. Но все мы пришли к соглашению, что нужно закладывать городскую структуру на долгое время, и она должна быть гармоничной, удобной и отвечающей требованиям современной жизни.

К.А.С.: Насколько сама площадка для будущего строительства и существующая городская структура влияли на выбор именно такой схемы?

П.С.В.: Мы могли не привязываться по каким-то параметрам к существующей городской сетке, потому что между нашим районом и городом расположен лесопарк. Нужны были только входящие магистрали, связывающие «Академический» с соседними районами города. Более того, нам пришлось менять решение Генплана по трассировке областной магистрали, соединяющей север и юг области. Она должна была пересекать будущий район, но мы предложили более рациональное решение, и нам пошли навстречу: теперь трасса проходит по границе «Академического».

Самое главное, к чему сегодня нужно стремиться - сбалансированность новой городской застройки, близлежащих градостроительных образований и озелененных территорий. Допустим, сам объект интересен, красив, но абсолютно не вписывается в существующую городскую ткань и архитектуру, или в качестве приоритета выступает создание максимально возможного количества квадратных метров, при этом напрочь игнорируется потребность жителей в рекреационных территориях. Такие проблемы невозможно решить экономическими методами, здесь должны работать законодательно утвержденные нормативы. Например, в Лондоне и Париже действуют жесткие правила по соотношению застройки и озеленения.

К.А.С.: Нормативы по плотности застройки и площадям озеленения, действующие сейчас в России, остались еще с советских времен?

П.С.В.: В разных субъектах Федерации по-разному. В Москве, например, создан свой свод нормативов в области проектирования и строительства, учитывающий специфику Москвы. Им во многом задан стиль преобразования города: высотные здания,  плотная застройка...

К.А.С.: Значит, проблема регионов в том, что они не принимают собственные нормативы, хотя и вправе это сделать? Поэтому они либо остаются заложниками старых советских нормативов, либо ориентируются на московские нормативы, провоцирующие очень плотную застройку?

П.С.В.: На самом деле, нормативы  не должны меняться слишком быстро. Необходимы преемственность и определенная логика развития. Они не должны подстраиваться ни под актуальную сегодня экономическую эффективность, ни под закон о техническом урегулировании, в котором говорится, что через некоторое время мы перейдем на нормативы, которые будут приниматься саморегулирующимися организациями. При таком подходе нормативы потеряют роль, которую они играют в сохранении памятников истории, архитектуры, природных территорий. Самая большая проблема российских градостроительных нормативов в том, что они не пропущены через сердце и восприятие граждан. Они не являются культурным достоянием общества. Когда само общество не следит за определенными параметрами создания внешней среды, какие бы профессиональные нормативные ограничения ни вводились, всегда можно найти лазейку, чтобы в случае необходимости немного от них отойти, потом еще чуть-чуть отклониться, а в результате получается, что все нормативы плывут... Это основная проблема современного проектирования, которая сидит внутри каждого из нас и не принята обществом в целом. У нас нет идеальных моделей, которым должны соответствовать населенные пункты разного формата: что хорошо для высокоурбанизированного города, может быть плохо для средних и малых городов.

Не хотелось бы повторять лондонские градостроительные ошибки 60-70-х годов, когда город задыхался от застройки, вытесняющей зеленые зоны. Тогда из центральных районов выехали все жители, которые могли позволить себе дома в пригородах, а властям пришлось вкладывать огромные государственные средства, чтобы реконструировать центр Лондона, снова сделать его зеленым, отвечающим потребностям горожан. Такое впечатление, что при сегодняшнем подходе к градостроительному развитию лондонская ситуация может повториться. Центры многих российских городов уже сейчас перегружены административными и офисными зданиями, торгово-развлекательными комплексами. Из центральных зон вытесняются жители, ночью и в выходные дни эти районы становятся мертвыми.

К.А.С.: Как Вы думаете, каковы причины российского градостроительного парадокса: на территории самой большой страны наблюдается тенденция к переуплотнению городской застройки. Такая ситуация объяснима в Великобритании, в Японии, но не в России...

П.С.В.: В крупных российских городах очень высокая концентрация промышленных предприятий. Советская власть поставила задачу урбанизации страны, превращения ее из аграрной в индустриальную. В больших городах создавались предприятия-гиганты, на которых предусматривались все стадии производства -  от выплавки металла до сборки конечной продукции. У нас до сих пор нет рассредоточения производства по территориальному признаку, в  малых городах людям нечем заниматься, хотя размещать в них предприятия намного выгоднее: и земля дешевле, и с трудовыми ресурсами проще... В России не сложилась культура поддержки и развития средних и малых городов. Исторически они привязаны к монопроизводству, и если градообразующие предприятия становятся банкротами, города практически умирают.

Сегодняшняя реальность такова, что финансы, ресурсы и власть сосредоточены в Москве и в региональных центрах. До тех пор, пока эта ситуация существует, существует проблема высокой концентрации населения на малых, «точечных» территориях. Это болезненная проблема,  она ждет решения.

К.А.С.: Существуют ли примеры решения подобной проблемы в мировой практике?

П.С.В.: Например, Старый Дели и новый Дели, структура одного была сформирована лавочной торговлей ремесленными товарами, другой создавался англичанами с учетом потребностей современного города. Проблемы реструктуризации городов актуальны во всем мире. Градостроительно-планировочные решения со временем устаревают, потому что новые социально-экономические условия диктуют необходимость изменений. Но любые изменения бесполезны, если изначально не принимается в расчет стратегия развития  страны, не определяется стратегия развития городов, а сами градостроительные принципы разрабатываются без опоры на перспективу развития.

У Екатеринбурга есть стратегический план развития города,  генеральный план стал его составной частью, дальше шла их увязка, выставлялись ориентиры для перехода города из индустриальной стадии развития в постиндустриальную. Такой способ реструктуризации смягчает переходные моменты, они проходят менее болезненно, менее карикатурно. По крайней мере, сейчас не возникает ситуаций, когда проектировщики что-то «рисуют», а проект устаревает еще до того, как его утверждают во всех инстанциях.

К.А.С.: В чем отличие градостроительных тенденций 50-60-70-х годов и современных планировочных решений?

П.С.В.: Тогда  города в СССР создавались совсем по другим принципам. Градостроительство соответствовало запросам власти и экономики, приоритетом была промышленность, а не человек. Во главу угла ставились размещение промышленных предприятий и выпуск продукции, а размещение жилья рассматривалось как сопутствующее градостроительное решение. 

Тем не менее, города умудрялись развиваться по-разному. Например, в Челябинске были заложены широчайшие проспекты, на них и сегодня не возникают пробки, а  узкие улочки Екатеринбурга всегда были перегружены. Я хочу сказать, что в то время были разные подходы к созданию градостроительных концепций.

Сегодня необходимо создавать комфортную среду обитания, ориентированную на человека, причем следует обеспечивать не только удобные условия для работы, но и для той части жизни, которая не связана с трудовой деятельностью. Именно эта сфера не принималась в расчет в советское время, равно как не принималась в расчет частная собственность, поэтому магистрали проектировались лишь для движения государственного и общественного транспорта.

Сейчас благосостояние граждан позволяет иметь собственные автомобили, это прекрасно, но этот факт нужно учитывать во всех проектных решениях для того, чтобы они не устаревали слишком быстро и город не стоял в мертвых пробках. Планировочные предложения должны быть качественными, мы должны понимать, что и для чего «вставляем»  в новую ткань городов, насколько перегружаем центр, насколько комфортным делаем общественный транспорт, создаем ли условия для того, чтоб владелец автомобиля предпочел, по крайней мере, в будни передвигаться на общественном транспорте.

...

...

Полная версия материалов доступна только подписчикам.

Авторизуйтесь или ознакомьтесь, пожалуйста, с условиями подписки »