Я вас люблю, мои дворы!

Все свои юные годы вплоть до поступления в институт я провела в подмосковном городке, хотя и очень индустриальном, с развитой химической промышленностью, но при этом очень уютном и зеленом. Наша семья жила в большом каменном собственном доме с садом и огородом. Папа, будучи классным врачом, родом был из глухой русской южной глубинки, да еще и вырос на хуторе, где все его обитатели, включая маленьких детей и самых пожилых членов семьи, занимались садоводством, огородничеством и разведением пчел. Была, конечно, для «хозяйства» на хуторе и коровка с теленком, и свинки, и гуси, и куры и прочая живность, а пчелы и огромный сад, площадью больше гектара, - для души. После войны папа с мамой, закончив Курский медицинский институт, были посланы в глухие дебри Курской магнитной аномалии, где, собственно, я и родилась. Позднее, волею судьбы, а скорее мамы, городской жительницы, которая хотела жить ближе к цивилизации, мы попали в подмосковный городок, «липы стройные в рядок». Родители стали работать в районной больнице, где и жили вначале в домике при больнице. Но папа вспомнил свое детство и юность, поднатужился, и был построен большой каменный дом с садом и огородом в поселке, который находился прямо у перекрестка, где с одной стороны начинался город, а с другой - лес. Тут же протекала река, да не какая-нибудь, а Москва, и было много озер и прудов.

Для чего я все это рассказала? Только для того, чтобы было понятно мое отношение к двору как к пространству, которое естественным образом было продолжением дома, пространству, в котором мы, дети, чувствовали себя надежно, защищенно и комфортно. Хотя значение последнего слова, конечно же, поняли, став значительно взрослее (кстати, его многие понимают очень по-разному, особенно люди из разных социальных слоев!). Выходя за калитку, мы попадали в переулок, который с двух сторон был обрамлен деревьями и газонами, а посередине пролегала дорога, но не асфальтовая, а грунтовая, по которой очень редко проезжали машины. Родители совсем не боялись отпускать нас гулять. Кроме того, у калиток всегда стояли лавочки, на которых в течение дня обязательно сидели наши бабушки и дедушки, и мы, дети практически никогда не оставались без присмотра. Никто не делил детей на «своих» и «чужих»: время было послевоенное, и все знали цену жизни не понаслышке. Собственный горький опыт переживших тяжелейшее испытание людей...

Тяжелые испытания, как ни странно, не озлобили моих родственников и соседей, а сделали их более чуткими и ответственными по отношению ко всем, тем более детям, даже совершенно незнакомым.

Двор для меня был пространством, в котором жили добрые веселые люди, там можно было побегать, поиграть в лапту,  салки, вышибалы. И не только мы, дети, радовались этим играм: на лесной полянке прямо через дорогу от нашего переулка играли и взрослые представители разных поколений - от бабушек до старших сестер и братьев. Кому-то покажется, что картина слишком идиллическая, но так я помню и для меня это вполне правдивая, совсем не приукрашенная картина моего детства.

Я думаю, выбор своего дома, а значит и двора, в Москве я сделала, повинуясь этим воспоминаниям (ведь, согласитесь, вместе со стенами мы выбираем и двор, и вид из окна). Может быть, выбор не совсем осознанный, но совершенно беспроигрышный. Двор, в котором я сейчас живу, - это типичный двор 50-х годов прошлого века со всей его атрибутикой: песочницы, мусорные площадки, детские площадки, даже площадки для вывешивания белья и столики для игры в домино. Не говоря уже о хоккейной коробке, о которой мало кто из современной молодежи слышал, и яблоневом саде, неизвестно как выжившем еще со времен деревенской застройки района.

Гуляя во дворах моего микрорайона, я смогла поговорить о дворах с некоторыми их обитателями. Например, многодетная мама с маленьким ребенком в коляске считает самым важным во дворе наличие зеленой травки без бордюров, о которые спотыкаются малыши, и безопасных качелей для ее детей. А пожилая бабуля, очень элегантная и очень одинокая, боялась, что вскоре дворы застроят многоэтажками и ей не с кем будет поговорить, сидя во дворе на лавочке. Ну а молодым парням, например, очень нравится попивать пивко в компании себе подобных в тени старых деревьев...

Но всех, с кем я разговаривала, объединяло одно - они так или иначе знали друг друга, пусть не очень близко, но точно знали в лицо. И это делало их соседями - людьми, которым комфортно и безопасно жить в этих не очень современных, но очень милых и добрых дворах. Здесь они родились и выросли, здесь уже растут их дети и внуки, и именно тут все вместе они чувствуют себя пусть очень маленькой, но очень важной частичкой своей великой Родины - России.

Никогда не надо забывать, что мы не только горожане, но и соседи, а значит, должны жить в мире и согласии. Но для этого двор должен быть пространством для социума и выполнять и объединять массу функций - от рекреационной до парковки машины. Двор должен быть маленькой моделью доброго, по-русски соборного (от слова собирать, объединять) мира, где дети с малых лет учатся такому нелегкому, но необходимому искусству жить в мире с себе подобными и быть счастливыми и успешными людьми...


Двор - это второе личное пространство после родного дома, оно необходимо для формирования социально адаптированной личности, неважно, селянин это или горожанин.

Социально ориентированный человек уделяет большое внимание не только стенам, в которых живет, но и развитию той территории вокруг дома, по которой ходит, прыгает, где играет, катается на велосипеде, общается с соседями, выгуливает собак, паркует машины и пр. Эта территория и называется двором. Если оценить с этой позиции все «прелести» жизни в высотных домах, можно сказать, что социализация горожан нарушена из-за отсутствия полноценных дворов как среды воспитания. Современные дети организуют себе недостающее пространство развития в виртуальной компьютерной реальности. У такого горожанина не будет социально мотивированной установки иметь для полноты жизни качественную городскую среду. А значит, город будет обречен на умирание, так как город - это не только дома и люди, это еще и среда, в которой они существуют, которую нужно поддерживать и формировать.

Люди, воспитанные без «дворовой закалки», вряд ли обретут те личные качества и чувства, которые вызывают теплоту в груди, когда вы слышите песню «Ребята с нашего двора».

Да и вообще, положа руку на сердце, ответите ли вы положительно на вопросы:

Подумайте сами над ответами на эти вопросы, их может быть много, ведь мнений столько же, сколько и их высказывающих,  но я думаю, один из ответов очевиден: современные дети не имеют в городах, особенно в мегаполисах, качественной среды социализации, их дом - не крепость, а почти уже тюрьма с выходом в виртуальное компьютерное пространство.

Может быть, не стоит повышать этажность жилой застройки до «невиданных высот»? Тем более, мировая практика говорит о том же - высотными бывают только районы офисов и деловые кварталы?

Может, нужно проектировать и строить дворы, разбивая их на функциональные зоны - детскую, молодежную, парковочную и т.п. Но при этом эти территории должны быть спроектированы «с умом», в целом создавать безопасную, бесконфликтную, комфортную, одним словом, качественную городскую среду.

Е.Н. КОРНЕВА, к.б.н.