Институт комплексного развития территорий  Институт экологии города
главная
главная
  карта сайта
карта сайта
  контакты
контакты
       
 

 

Генплан Ярославля

Экологический императив как основа территориального планирования

Переосмысление городского пространства

Города XXI века будут существовать на постиндустриальной стадии своего развития, и это определяет конец процесса урбанизации, сопровождавшегося формированием огромных промышленных зон и соответствующих жилых («спальных») районов. Пространственно-композиционная ситуация Ярославля в этом плане является совершенно типичной: незастроенные территории находятся в межмагистральных клиньях радиально-лучевой «розетки» города, где они сохранились вследствие отсутствия необходимой  инженерной инфраструктуры и сложной гидрогеологической ситуации. Можно утверждать, что в Ярославле, как и в других российских городах, возможности экстенсивного пространственного развития исчерпаны: застройка уже распространилась на все более или менее пригодные для градостроительного освоения земли, и сегодня мы не можем по мановению карандаша проектировщика закладывать    огромные «спальные» районы и планировать новые промзоны. Следовательно, цель градостроительного развития по преимуществу предстает перед нами как триединая задача: переосмысление композиции и функционального зонирования города - во-первых; освоение зон с усложненными природными (гидрогеологическими) условиями - во-вторых; реконструкция городской ткани в направлении увеличения комфортности проживания - в-третьих.

Новый Градостроительный кодекс (точнее, заданные им рамочные условия выставления земельных участков в городах под застройку) сдвинул с мертвой точки совсем было застывшие в постперестроечную эпоху работы по территориальному планированию городов и областей РФ. Не стал исключением и старинный Ярославль, где интенсивность градостроительного освоения усиливается с каждым годом, растут аппетиты инвесторов, создающих ощутимое давление на местные власти, а общие контуры сценария развития отдаленного будущего города до сих пор остаются «в тумане». Между тем город ощутимо нуждается в разработке транспортной схемы, корректном функциональном зонировании, стратегическом планировании сохранения природного комплекса.
Проект генерального плана Ярославля разрабатывался в течение 2005 года специалистами Центрального научно-исследовательского и проектного института по градостроительству (ГАП - Э. М. Яффе, ГИП - М. В. Сельская).
Специалисты работали в тесном творческом контакте с архитекторами, инженерами и постарались, чтобы анализ экологической ситуации не был формальным довеском к архитектурному содержанию, а послужил обоснованием градостроительных решений.

Когда мы говорим о переосмыслении композиции города, то прежде всего имеем в виду замену еще недавно довлеющего диктата производства иными набирающими силу реалиями, среди которых императив «четвертичного» сектора экономики (оказывающего разнообразные услуги населению), потребность в сохранении и развитии природного комплекса города и необходимость поиска территорий для новой застройки. Некогда вольготно раскинувшиеся промзоны (пустыри и бедленды) вынуждены постесниться, уступая место супермаркетам, бутикам, офисам торговых компаний, медицинским клиникам, зрелищным центрам, спортивным залам и казино. Безусловно, столь радикальные изменения в генеральной композиции требуют предварительного анализа всех видов техногенного (промышленного, транспортного) воздействия на городскую среду.

Воздушный бассейн. Актуальный вклад автотранспорта.

В экологическом разделе Генерального плана Ярославля весьма скрупулезно проработаны аспекты загрязнения прежде всего воздушного бассейна (качество которого непосредственно сказывается на здоровье горожан), а также почв, снегового покрова, поверхностных и подземных вод.

Следует помнить, что выбросы автотранспорта осуществляются непосредственно в приземном слое воздуха (так называемой зоне дыхания) и попадают в наши легкие беспрепятственно. Зеленые насаждения (скажем, плотный кустарниковый бордюр) способны выполнять роль фильтра лишь в летнее время, однако именно в отсутствие снегового покрова улицы наших городов загрязнены в наибольшей степени: выезд «сезонных» автолюбителей создает максимум транспортной нагрузки.

Проведение расчетного моделирования выбросов расширило и скорректировало наши представления о загрязнении атмосферы города. Что нового дали эти исследования? Во-первых, проведенные изыскания позволили принципиально переоценить вклад автотранспорта в общую картину загрязнения. Несмотря на значительное влияние традиционных источников загрязнения (выбросы промышленных предприятий и котельных), выяснилось, что концентрации основных веществ (например, диоксида азота, монооксида углерода, бензапирена), реально образуемые автотранспортом, на значительной части территории города многократно выше концентраций, создаваемых промышленными предприятиями. Вклад автотранспорта в актуальное загрязнение наиболее нагруженных функциональных зон города уже превысил 85%, и эта величина имеет тенденцию к росту. При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что реальные уровни загрязнения атмосферы значительно выше расчетных, и это свидетельствует о несоответствии экологических характеристик и технического состояния автомашин нормативным значениям. Кстати, то же можно сказать о соотношении расчетных (по отведенным нормативам выбросов) и реальных (по подфакельным наблюдениям) уровней загрязнения промышленностью. К сожалению, предприятия города продолжают недобрую традицию превышения норм, прибегая к залповым выбросам, особенно в конце рабочей недели и посреди затянувшихся праздников.

В известном смысле ярославцы стали заложниками некритично принятых стандартов городского образа жизни.
Географы, приезжавшие в Ярославль из Германии, Нидерландов, США, восхищались городским общественным транспортом и даже старыми, «видавшими виды» трамваями, всячески уговаривая нас сохранить это средство передвижения. В генплане предусматривается специальная программа развития общественного транспорта во всех возможных формах.

Скоростное движение тысяч экипажей рождает мощные турбулентные потоки, которые поднимают в воздух не убранный вовремя песок (в одном только Ярославле за зиму на улицы высыпают 50 тыс. т песчано-минеральной смеси), грунтовую и цементную пыль, сажу, резиновые частицы от стирающихся автопокрышек, металлическую окалину. Город живет в своеобразном газово-механическом коктейле, способном разъедать за лето даже пластиковые поверхности витрин и рекламные панели (что уж говорить о легких!).

Транспорт является также основным источником шума и вибрации в жилой зоне: эквивалентные уровни звука на фасадах домов, выходящих на проезжую часть улиц с интенсивным движением транспорта, превышают предельно допустимый уровень на 30 дБА.

В центральной части города и других его районах вдоль наиболее нагруженных автотрасс транспортный шум приобрел характер круглосуточного «тревожного» фактора, способного серьезно ухудшить психосоматическое состояние горожан. В древней части Ярославля уже есть улицы, на которых так называемый период покоя едва ли достигает двух с половиной часов (с 1.30 до 4.00). Между тем исследователями выявлен кумулятивный усиленный эффект именно ночного шума. Таким образом, шумовое загрязнение становится одним из основных факторов, определяющих комфортность проживания в городской среде.

Для улучшения ситуации требуется не только срочная оптимизация схем движения автотранспорта (что как раз и предложено разработчиками Генерального плана инженерно-транспортного раздела), но также и «изобретение» способов парковки,  стоянки автомобилей. В старом городе с узкими улицами и тесной купеческой застройкой их действительно придется  изобретать.

Но не стоит заниматься самообманом. Следует понимать, что все эти меры не гарантируют улучшения экологической ситуации. Устройство транспортных развязок, разумеется, увеличит пропускную способность улично-дорожной сети, и это означает, что возрастет средняя скорость автомобильного потока. Понятно также, что двигатель, работающий в «крейсерском режиме», дает меньший объем выбросов. Однако сам по себе поток никуда не денется. Напротив, он станет более плотным и насыщенным, поскольку темпы роста автопарка могут быть охарактеризованы как экспоненциальные, проще говоря - взрывные.

И все же надо признать, что исторические города России с их сегментно-лучевой планировкой и узкими улицами стоят на пороге принятия непопулярных решений по ограничению доступа автомобилей в отдельные зоны города (активно функционирующие общественно-социальные узлы, центры сосредоточения памятников истории и архитектуры, рекреационно-парковые зоны). В противном случае архитектурные центры наших городов подвергнутся неизбежному «разъеданию» автомашинами, подобно тому, как это уже произошло во многих старых городах Европы.


Биоиндикация... по человеку

Разработчики раздела испытывали соблазн установления значимой корреляции между разными видами техногенных воздействий на атмосферу города и здоровьем жителей.

В качестве целевой группы была изучена заболеваемость детского населения (как наиболее территориально привязанного к месту обитания). Среди предполагаемых зависимостей между состоянием окружающей среды и заболеваемостью нашло подтверждение заметное увеличение болезней органов дыхания в планировочных районах, подверженных воздействию южного и северного промузлов. Выяснилось также, что системным показателем общего уровня техногенного стресса (загрязнение, транспорт, шум, вибрация и т. д.) могут служить заболевания сердечно-сосудистой системы, по которым, к сожалению, устойчиво «лидируют» плотно населенные планировочные районы. Вообще опыт Ярославля еще раз продемонстрировал, что города России нуждаются в налаживании серьезной системы мониторинга заболеваемости (и прежде всего детской) по корректной пространственной сетке с ячейками, охватывающими не более нескольких жилых домов (жилую группу); например, педиатрические участки. Пока же, к сожалению, экологи вынуждены анализировать территории, подведомственные клиническим больницам, внутри которых экологические факторы, связанные с этиологией тех или иных заболеваний, дифференцированы в очень широких пределах.

Изучение заболеваемости позволило выявить достоверную зависимость повышенного уровня болезней органов пищеварения и эндокринной системы в связи с неудовлетворительным качеством водоподготовки в некоторых районах Ярославля. И эта проблема вынуждает нас вновь вспомнить о чистоте Волги.


Большая Волга как большая проблема

Картина загрязнения Большой Волги и ее притоков выглядит неутешительно в створах всех волжских городов. Ярославль, к сожалению, не стал исключением.

Выпуск неочищенных ливневых стоков, сбросы предприятий, превышающие номинально установленные объемы, несанкционированное складирование бытового и промышленного мусора, отсутствие должного обустройства водоохранной зоны - все эти обстоятельства в совокупности приводят к значительному круглогодичному загрязнению и сезонному цветению воды. Возникают проблемы и с подготовкой воды на водозаборах города, которые для своего разрешения требуют жестких мер по дезинфицированию, что само по себе не может не сказываться негативно на здоровье потребителей. Расположенный на Волге город в летний период фактически лишен мест для отдыха и купания населения. Пляжи закрыты, поскольку качество воды в Волге не соответствует санитарно-гигиеническим нормам.

Изменение ситуации потребует, с одной стороны, организации очистных сооружений для всех ливнестоков и выходов канализации по всему периметру береговой зоны с абсолютным предотвращением попадания неочищенных стоков в русло Волги; с другой - реализации проекта водоохранной зоны Волги и ее притоков в Ярославле, как и в других волжских городах. Вот, кстати, повод федеральным властям задуматься о действительно важном, общенациональном экологическом проекте! Однако ясно и другое: залог благополучия Большой реки - в чистоте ее притоков, а потому рано или поздно придется заниматься ландшафтным планированием на водосборах малых рек в городской черте, приведением в порядок русел и очисткой берегов рек и ручьев, впадающих в Волгу, равно как и безымянных «волушек» волжской поймы. Тревожит экологов и активное разрушение берегов Волги, которое во многом определяется графиком сработки на Рыбинской и Горьковской ГЭС.


«Земная твердь» городов и качество инженерных изысканий

Как уже упоминалось, серьезные проблемы современных городов связаны с состоянием их «земной тверди» - геологической и гидрогеологической среды.

Районы новостроек сегодня вторгаются в зоны с очень сложным рельефом и гидрогеологией, которые ранее либо вовсе не осваивались, либо осваивались частным сектором с его старинными деревянными домами, поставленными с большим искусством по «гривам», «буграм», «вереям», дюнам террас и пойм. Бездумное освоение этих зон современной плотной высокоэтажной застройкой может привести к весьма неожиданным и нежелательным результатам. Вместо обещанных потребителю элитных кварталов мы получим потенциально аварийные дома с геопатогенными «фокусами». Поэтому создание и поддержание полноценной городской среды в ближайшие 15 лет потребуют предварительного решения проблем инженерной подготовки территории, что в свою очередь приведет к необходимости изменения состава и содержания инженерно-экологических изысканий.

...

...

Полная версия материалов доступна только подписчикам.

Авторизуйтесь или ознакомьтесь, пожалуйста, с условиями подписки »

Share
Поместить ссылку в:
  • Перепечатка текстов и иллюстраций допускается только с письменного разрешения редакции.
 
 
RSS трансляция новостей
© 2005-2018 «Территория и планирование» - аналитический журнал о комплексном развитии территорий. ISSN 2074-2037 (Print), ISSN 2074-2045 (Online).