Когда в товарищах согласья нет…

СОБРАНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ ПОКАЗАЛО ЕЁ РАЗОБЩЕННОСТЬ

В Институте проблем экологии и эволюции РАН им. Северцова состоялось заседание экологической об-щественности г. Москвы. В нем приняли участие президент Центра экологической политики и лидер партии «Союз зеленых России» («Зеленая Россия») Алексей Яблоков, руководитель Союза экологической организации Москвы Андрей Фролов и депутат Московской городской думы Вера Степаненко.

В конце полуторачасового заседания стало ясно, что проблем у экологического движения предостаточно, потому что оно отказывается эволюционировать.

Собственно, в этом нет ничего удивительного: в России просто изменились ценности. К концу 90-х возобладало мнение, что экология – удел «денежных» стран и что России сначала надо разбогатеть, а потом заниматься всякой «чепухой». И это не простые слова: попытка год назад создать экологическую партию, мягко говоря, провалилась… Вместо 50 тыс. членов новая партия собрала в свои ряды лишь 16 тыс. Поэтому в ноябре процесс регистрации партии прекратили.

Об этом было заявлено на заседании. Андрей Фролов весьма убедительно говорил о том, что для защиты прав россиян (в том числе москвичей) нужна собственная политическая сила. Однако собравшихся в зале этот вопрос особо не затронул. Они принесли свои «маленькие проблемы»: где-то строят дом на детской площадке, в Капотне вырубают деревья… Получилось, что именно сидевшие в президиуме экологи эти проблемы и должны решить. Говоря о многочисленных инициативных группах, Андрей Фролов вспомнил об акциях протеста, организованных для спасения Марьиной Рощи: «На митинги приходили до пяти тысяч человек. А если бы пришли пятьдесят тысяч, резонанс был бы совершенно другим! Инициативным группам надо объединяться!»

Но призыв, что называется, повис в воздухе…

Правда, вскоре были заданы по-настоящему проблемные вопросы, вызвавшие оживление и в зале, и на трибуне, – о государственной экологической экспертизе и о штрафах за нарушение природоохранного законодательства.

По первому вопросу разъяснение давал Андрей Фролов: он участвовал в составлении закона об экологической экспертизе. Хотя после принятия 122-го закона (о разграничении полномочий) возникли некоторые сложности, новый федеральный закон № 199 вернул Москве часть полномочий.

Министерство природных ресурсов, ранее проводившее государственную экологическую экспертизу, ныне разделилось на Ростехнадзор и Росприроднадзор. Оба этих ведомства могут проводить экспертизу. Но вот проблема: в ее проведении участвуют одни и те же пять человек, трое из которых составляют экспертную группу. Люди выполняют конкретную работу, которую им заказывают. «Я считаю, что один эксперт не может участвовать более чем в трех экспертизах за год, – подчеркнул Фролов. – Общественность может участвовать в проведении экспертизы. Однако как только становится известно об инициативе общественной группы, по объекту сразу же назначается государственная экологическая экспертиза, и общественная инициатива становится юридически некорректной…»

Что касается штрафов, то, что бы ни говорила Вера Степаненко, они невелики. Самый большой – 200 тыс. рублей – за торговлю некачественным бензином. За другие экологические правонарушения административный штраф составляет в среднем 30 тыс. рублей – копейки по сравнению с вложенными в проект деньгами.

«До 2002 г. общая сумма штрафов, взимаемых за нарушение природоохранного законодательства, составляла 80 млн рублей, – продолжил Фролов. – А в 2005 г., после вступления в силу закона о разграничении полномочий и нового Федерального кодекса «Об административных правонарушениях» собрали лишь 30. Из них 20 млн – благодаря Москве, ее более совершенному природоохранному законодательству».

По прошествии часа чувствовалось, что организаторы встречи потеряли к ней всяческий интерес. Алексей Яблоков, сославшись на срочную встречу, покинул собрание, а потому не услышал короткого выступления, которое, возможно, навело бы его на мысль о некоей «работе над ошибками», допущенными при создании «Зеленой России». Выступавший поинтересовался: почему на радио и ТВ больше нет экологических программ для детей и взрослых?

А действительно, почему?.. Ведь сегодня экологическое движение России представлено или экстремалами – «гринписовцами», или членами инициативных групп, чей интерес к экологии испаряется сразу же после решения их местечковой проблемы. А это означает, что экологическую активность надо культивировать с дет-ского возраста, со школы. И если будет найдено слово, которое западет детям в душу, то завтра, возможно, и не нужна будет эта самая «Зеленая Россия». Просто потому, что изменится самосознание не сотен, но миллионов россиян.

Семёнов Дмитрий