Откуда взялись и куда денутся природные территории в городе

В середине XX в. градостроители отказались от принципа неразрывности и преемственности городского пространства. «Улицы и площади были преданы забвению ради тесно лепящихся друг к другу жилых корпусов. Результат известен: бетонные блоки, разделенные зелеными пространствами, быстро превратившимися в автостоянки и пустыри» (Р. Бофилль «Пространства для жизни»). Такая «модель негорода» получила широкое распространение не только в Центральной Европе, но и в России. Сумеют ли озелененные территории в этом стремительном процессе превращения городов удержать свои позиции?

ФАКТОР ВРЕМЕНИ И СТРУКТУРА ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА.

Все на земле имеет свою историю, которая объясняет, откуда это все взялось. Мы провели анализ превращения Подмосковья в Москву на основе изучения картографических изображений города, создаваемых в разные века и имеющих большое значение для понимания условий формирования застройки, промышленной инфраструктуры, а также динамики антропогенного изменения природной среды в городе. В качестве основного объекта картографирования на планах города Москвы, составленных в период с 14 по 20 век, выступала планировочная структура, которая всегда весьма чутко отражает жизнь города, его эволюцию во времени, фиксирует и особенности его архитектурно-пространственного построения, и тенденции к его росту и развитию. Помимо транспортно-планировочного каркаса, на планах городов можно проследить динамику развития незастроенных территорий, на которых осуществлялась хозяйственная деятельность, необходимая для обслуживания именно городского населения – огородничество, полеводство (заготовка зерна, сена), выпас скота, заготовка камня, песка.

план города Москвы 1894 года. Был приложен к адресной и справочной книге г.МосквыНа плане города 1389 года уже были отражены урочища, имевшие хозяйственное назначение для горожан. Урочища обозначались на карте простыми словами и делились на:

В середине 17 века была даже составлена специализированная карта городских выгонов, границы которых и обозначали, по сути, границы реального города в нашем понимании, так как были границами осуществления реальной городской деятельности того периода. Таким образом, особенностью городской структуры было определение ее двумя факторами – поселенческой застройкой и размещением мест приложения труда. Под воздействием этих факторов структура города имела застроенное ядро и занятую полями и лугами периферию – озелененные территории.

К середине - концу 19 века сформировались другие категории незастроенных городских (не частных, а выполняющих общественные функции) земель:

С этого периода можно считать, что границы Москвы стали осознаваться в их современном понимании – совпали с границами расселения горожан. Несмотря на то, что экологические характеристики появляются на планах городов бессистемно в виде обозначения промышленных объектов, зеленых насаждений, кладбищ, городских свалок, сточных коллекторов и т.п., существует возможность оценить степень внимания к инфраструктуре и плановой структуре городских земель.

Рассмотрим, например, «Географическую карту Московской провинции» (масштаб: 5 верст в дюйме, 1:294000), составленную по Генеральным уездным межевым планам попеченьем Межевой канцелярии коллежским советником Зенбулатовым и инженер-майором Горихвостовым в 1774 году. На ней, с одной стороны, показаны, употребляя современные термины, основные составляющие экологического каркаса территории Московской провинции: гидрографическая сеть, межи, болота, леса, а, с другой стороны, предпринята попытка отразить антропогенную нагрузку на территорию обозначением сети столбовых дорог, крупных населенных пунктов с делением по численности населения (село, сельцо, деревня), основных заводов, кладбищ.

Составленная в 1917 году «Карта окрестностей Москвы» (масштаб: 5 верст в дюйме, 1:210000) подробно характеризует этап активного развития городской инфраструктуры столицы и ее окрестностей, отражая сеть населенных пунктов (уездные города, посады, села, деревни, волости, кварталы Москвы), транспортную инфраструктуру (шоссейные дороги и почтовые тракты, грунтовые дороги, одноколейные и двухколейные железные дороги, каналы), промышленную инфраструктуру (фабрики, заводы), церкви, монастыри, кладбища и показывая изменения в рисунке контуров незастроенных территорий (гидрографическая сеть, леса, поля, болота). По этой карте можно сделать вывод, что город в то время разрастался из имевшихся в его окружении поселений, сливаясь в единую Москву. При этом понятно, что, поскольку основные коммуникационные связи осуществлялись по дорогам, то именно земли вдоль них и шли под застройку. А земли в отдалении от дорог, сохраняясь еще долгое время незастроенными, и стали в последующем известными широкому кругу читателей «зелеными клиньями».

ПЕРЕВОРОТ. ДОРОЖНОЕ, ВОДНОЕ И ЗЕЛЁНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО – НА ОДНУ СХЕМУ

После 1917 г.Москва, став вновь столицей государства, претерпела огромные градостроительные преобразования. Одним из главных документов того времени можно считать «Генеральный план реконструкции Москвы» 1935 года. Официально принятый к исполнению план реконструкции столицы основывался на декларации о сохранении и преемственном развитии исторически сложившейся радиально-кольцевой планировочной структуры Москвы. При этом намечалось существенное расширение старых магистралей и пробивка целого ряда новых, призванных решить архитектурно-композиционные и функционально-транспортные проблемы Москвы. Понятно, что реализация таких планов должна была привести к раздроблению и сокращению площади вышеуказанных «зеленых клиньев», а, значит, принципиально изменить структуру незастроенных территорий. Именно в этом контексте, но, видимо, более интуитивно, чем сознательно, разработчики генплана особое внимание уделили озеленению Москвы, созданию системы бульваров, что нашло отражение на «Схеме основных магистралей, обводнения и озеленения», разработанной в 1935 году отделом планировки Моссовета. Кстати говоря, мне кажется, то, что у этих людей так четко сработала интуиция, говорит об их высочайшем профессионализме как градостроителей. Еще интересно, что тогда строили город беспрецедентного будущего. Не было устоявшихся подходов и эталонов, которые мешают мыслить, а, значит, мыслили, по нашим меркам, нестандартно. Вот и получались такие интересные схемы, когда на одном листе неслучайно появлялись магистрали, объекты обводнения и озеленения. Скорее всего, это означает, что и мыслили они этим комплексом, взаимоувязывали…. Да, возникает в душе гордость за предшественников и думаешь: «А, может быть, и правда – «яйца от курицы не далеко падают», и мы – не дураки»

Созданные в соответствии с Генпланом скверы и бульвары располагались на окраинах, т.е. на местах, прежде занятых пастбищами и полями, и их площадь составила 140 га, или 0,57% общей площади того города.

МОЖЕТ БЫТЬ, И БЫЛО БЫ ВСЁ У НАС ХОРОШО, НО …

Важной для изменения экологического состояния городских озелененных территорий датой является период с 1931 по 1934 годы, когда на всех магистралях и проездах города булыжное покрытие было заменено на асфальтовое. Прекратилось впитывание дождевых и талых вод, погружение их под землю и последующее справедливое распределение между корешками, листиками, травинками, превращение в ручейки, сливающиеся в реки, скапливающиеся в болота верховые и низинные. Поверхностные воды пошли с асфальта в коллекторы и на очистные сооружения. С этого периода московские реки стали менять свой гидрологический режим, а озеленённые территории – страдать или от засухи, или от заболачивания.

Социальные преобразования начавшиеся после революции привели к тому, что в 1935 году произошло еще одно важное для определения экологической структуры городского пространства событие – начал формироваться лесопарковый защитный пояс в радиусе до 10 км. Так как площадь города составляла 28,5 тыс. га, а его граница проходила только по линии, указанной на Схеме, становятся понятными причины сохранения таких озелененных в настоящее время территорий, как – Кусково, Царицыно, Кузьминский лесопарк, Покровско-Стрешневский лесопарк, Кунцевский парк, Серебряный бор, Коломенское, лесопарки вдоль Клязьминского водохранилища. Они просто декретом были назначены местами отдыха, а не строительства.

По-видимому, эти, а также многие другие «завоевания» наших предшественников привели к необходимости корректировки генплана 1935 года. План Москвы и ее окрестностей, составленный в 1947 году, отражает основные этапы проведенной реконструкции столицы. На нем показаны: структура городских кварталов, малоэтажная и сельская застройка, улично-дорожная сеть, зеленые насаждения, объекты гидрографии, многоколейные и электрифицированные железные дороги, автомобильные и проселочные дороги в окрестностях города, существующие и строящиеся линии метрополитена. Их рисунок свидетельствует об истинности еще одного справедливого высказывания – «Ни один генплан не был реализован».

Потом долгое время озеленные территории рассматривались как места отдыха, как представлявшие, так и не представлявшие исторической ценности, но явно не имеющие экологического контекста и не включенные в некую более глобальную городскую ландшафтно-экологическую систему. Их, кстати, даже никто не пытался «природоохранять», хотя, если рассудить, становится понятно, что уже было от чего – подтопления, иссушения, сокращения площадей и изменения границ, обеднения видового состава и упрощения структуры. Ведь необходимо охранять, в самом деле, не только «от загрязнения атмосферного воздуха и загрязнения почв солями тяжелых металлов», о котором мы теперь все наслышаны.

НУ И ПРИЧЕМ ЖЕ ЗДЕСЬ ИСТОРИЯ?

Учет исторических аспектов в формировании нынешних городских озеленённых территорий имеет принципиально важное значение в связи с тем, что городская застройка, по мере ее расширения, проходила каждый раз на территории, выполнявшей прежде различные прежде полезные функции (см. примеры природных территорий). Город всегда имел и имеет вокруг себя сопряженные с ним в хозяйственной деятельности земли. Их ландшафтная структура трансформировалась прежде, чем начиналось их собственно городское освоение. А нынешний статус и вид они приобрели только после вхождения в город.

Но есть и территории, которые никогда прежде не использовались в хозяйственных целях, влекущих за собой их трансформацию. Самую длительно сохраняемую структуру из природных территорий в реальных границах древнего города имеет парк Сокольники. Унаследованно незастроенными остаются: Болотная площадь, Петровский парк, усадьбы «Узкое», «Знаменское-Садки» и т.д.

...

...

Полная версия материалов доступна только подписчикам.

Авторизуйтесь или ознакомьтесь, пожалуйста, с условиями подписки »