Экологическая правда о природе в проектах, или Как из экологии делают PR

НЕ ПОЙМАН, НЕ ВОР?

Мне как специалисту, более 15 лет работающему в сфере экологического обоснования строительства в Москве, интересно читать рассуждения по поводу продажи домов «в одном флаконе» с природой. Почему интересно, потому что я чувствую себя за кулисами, когда на сцене работают фокусники, исполняя па де-де из балета «Дом у вод, или Лебединое озеро»…Почему фокусники? А потому, что это – технология-©, как из того, что получил бесплатно, сделать существенную надбавку к цене 1 кв.м.

Такой печатный продукт обычно содержит, в силу специфики жанра, большое количество пейзажных фотографий, рассуждений о смысле природы в жизни человека, типа «Вода - источник жизни. Во все времена люди стремились жить вблизи водоемов…», а также «полемику» на тему – «А это не опасно?», подкрепленную неизвестно откуда взявшимися «экологическими картами». Полемика – в кавычках, так как заведомо известен результат, ибо он находится не в плоскости работы с проектом, где должны быть реальные ответы, за которые несет ответственность весь коллектив разработчиков проекта, а в области общих рассуждений по аналогии (но не строгих суждений по аналогии). И рассуждения эти «профессионалы рынка недвижимости» ведут между собой, а не с профессионалами в области инженерной экологии, экологии градостроительства. Правды ради, нужно сказать, что последние разбираются в проблемах подтопления, оползания, озеленения и т.д. лучше, но и они сегодня пока сильно ограничены в прогнозе экологических последствий, рисков и ущербов, возможных при реализации проекта. Почему? Об этом ниже.

Любопытно, но факт, что полноценная экологическая информация в этих фокусах не участвует, потому что … А, действительно, почему? Когда мы предлагали некоторым своим заказчикам подготовить экологический паспорт проекта для покупателя их недвижимости, из которого любой может получить максимально объективную экологическую информацию, заказчики, за редчайшим исключением, отказывались, причем, даже не вникая в суть. Нам это казалось странным. На Западе, наоборот, открытость информации по проекту – дело чести. Неужели у нас все еще работает формула – «В Багдаде все спокойно». Зря! Часто в это сито-решето спокойствия проваливается и для инвестора экологическая информация. Мы видим это, когда идет реклама продаж тех объектов, по которым мы сами делали экологические разделы. Например, при разработке экологического раздела к проекту застройки Покровское-Глебово нами был специально просчитан сценарий возможных катастрофических последствий на случай разрушения плотины Химкинского водохранилища. Мы показали, что прочность ее выдержит любую скорость истечения воды после прорыва, и, хотя территория поселка расположена ниже плотины, пятно застройки никогда не окажется под водой. Это – с одной стороны, а с другой – управляющие жизнью города структуры теряют возможность улучшить экологическую составляющую городской среды на стадии проекта, когда знание позитива и негатива еще инструмент, а не констатация.

ЧТО МОЖЕТ РАССКАЗАТЬ ПОДЗАЩИТНЫЙ? И НАСКОЛЬКО ЭТО ПРАВДА?

На какие вопросы экологи пытаются найти ответ в проекте строительства объекта жилья (от отдельного дома до микрорайона)? Их много. Вот лишь основные группы:

Важно, что ответы экологи-проектировщики ищут или, по крайней мере, обязаны искать не только для конкретного объекта, а для всей прилежащей территории, попадающей в «зону влияния проектируемого объекта» А теперь можно и пояснить, почему эти ответы не столь полны, как хотелось бы. Причины, как всегда, объективно-субьективные. Если представить себе, что мы говорим об экологах-проектировщиках только высокого уровня, которые не позволяют себе расчетов на коленке, то причины следующие.

Во-первых, мало времени нам дает заказчик на проект (почему – это его песня), а, значит, его мало и на изыскания, в ходе которых можно понять размеры реальной зоны влияния, и на моделирование негативных процессов и явлений, которые будут спровоцированы строительством.

Во-вторых, мало кто из заказчиков готов вкладывать деньги не в объект, а в территорию, на которой он располагается, а, значит, нет смысла разрабатывать ее в проекте. Брошу фразу, а потом к ней вернусь. Сейчас, продавая дом с парком у порога, с рекой у порога, сквером у порога и т.д., инвестор продает чужие парк, реку, сквер… Это то, что он получает от города как «местоположение объекта». При этом оно пока (я надеюсь) достается ему по закону бесплатно, а повышает стоимость его продукта на 10-20%, и, чаще всего, дает ему право называть свой объект «элитной недвижимостью», а это уже – рост цены в разы.

В-третьих, отсутствуют общедоступный фонд экологических прогнозов последствий влияния всех строящихся объектов и банк условий комплексного природопользования. Это означает, что одни при проектировании не ведают, что творят другие, и не могут, соответственно, сделать для себя правильные выводы. В этой ситуации лучшее, что делает заказчик – это уходит из зоны возможного поражения сам. Например, уже известно, что будет строиться четвертое транспортное кольцо, а опыт подсказывает, что в зоне такого строительства экологические условия для жизни почти ужасные. И тогда, не дожидаясь, когда эта зона точно определится и в ней будут приняты компенсирующие негативное воздействие меры, инвесторы жилых объектов уходят из нее, цены на готовые объекты падают… И уже есть проигравшие – это те, кто купил что-то «элитное» в этой зоне, не догадываясь об ее недалекой перспективе. А сделать, похоже, уже ничего нельзя. Это – пример цены рассуждений «профессионалов рынка недвижимости» об экологической стороне вопроса объектов в долине р. Сетунь вблизи улицы Минская.

...

...

Полная версия материалов доступна только подписчикам.

Авторизуйтесь или ознакомьтесь, пожалуйста, с условиями подписки »